Настольный хоккей. Команда Бугор Настольный хоккей. Команда Бугор Настольный хоккей. Команда Бугор

     
 


Окончательный антиАнализ (часть 3)

опыт дружественно-критического разбора (продолжение-продолжение)

Спешите видеть! В следующей серии нашего проекта представляем вашему вниманию спортивно-биографический портрет одного из самых колоритных нахоккеров современности. А фамилия его слишком известна в наших тесных кругах, чтобы вот так сходу мы вам её назвали. Потерпите, и если проявите толику терпения, то через самое малое время сами сможете определить, о ком мы вам хотим рассказать, ибо, как поётся в известной песне … https://www.youtube.com/watch?v=YpxJb0q2X8A ну кто его не знает!

А вот вам для розжига дровишки, из которых вы сами сможете составить поленницу. В далёком-далёком 2003 году, когда большинство наших соплеменников ещё слыхом не слыхивали о такой русско-шведской забаве, как настольный хоккей на Stige, когда даже нынешнее «наше всё» питерского настольного хоккея Виталий Скоробогатов занимал только 859 место в МР, а будущие грозные мировые чемпионы по нахоку Олег Дмитриченко и Максим Борисов ещё даже не подозревали о том, какая великая судьба их ожидает, в руки нашего героя попал пахнущий свежей типографской краской листок газеты «Вечерний Петербург». Этому листку было суждено навсегда разделить жизнь нашего персонажа на «до» и «после». Где «До» - это скромное прозябание в неведении, «после» - удивительно яркий и интересный мир турнирного и послетурнирного общения с лучшими нахоккерами современности, многочисленные выезды в Нижний Новгород, Курск, Москву, Париж, Лондон, Лас Вегас и другие центры мирового нахока!

И пусть ярких и впечатляющих побед за это время было немного и большинство из них, как скромно пишет в своей автобиографии сам герой, «в низших дивизионах различных турниров», никто не скажет о нём, что он – слабый игрок. А у кого откроется его поганый рот, и он попробует изречь подобную глупость, тому мы дадим наш дружный пролетарский ответ, ибо

Так что попробуйте только клеветники, недруги и завистники своими грязными лапами замарать светлый образ нашего товарища! Хотя бояться нам нечего, так как, как показывает всегда вдумчивый, тщательно-кропотливый и глубокий антиАНАЛИЗ, наш общий друг – просто кладезь достоинств, и не только игровых. Но здесь мы преимущественно ими и ограничимся.

На поле.

Начнём со ставшего уже привычным для нашего антиАНАЛИЗА приёма, который, как неоднократно подчёркивалось выше, для большинства нахоккеров является «высшей математикой» - Его Величества Выхода! И тут сразу же наше повествование должно свернуть с проторенной предыдущими дружественно-критическими заметками дорожки, с тем чтобы без лишнего пафоса и патетики констатировать: «Деньги (в смысле «выход») у нашего подзащитного есть, и деньги (читай опять «выход») немалые». Конечно, найдутся недоброжелатели, которые скажут: «ну какой там выход! Я вас умоляю!». Но, как говорят, «курочка по зёрнышку» - пусть выход у нашего героя не такой зубодробительный, как у известных хоккейных терминаторов, отрицать его существование может, действительно, только тот, кто изначально предвзят. С соперниками классом пониже он вообще может сделать результат, но даже в играх с более высокорейтинговыми игроками этот элемент у нашего подопечного может сработать. Исполняется он практически одинаково хорошо как в дальний угол, так и в ближний, но обязательно «с лица». Если когда-нибудь в матче с вами ли, или на ваших глазах вы увидите, что наш герой исполнил его как-нибудь иначе – немедленно сообщите в нашу редакцию на Шаболовке 37 и вы получите … Мы, конечно, могли бы пообещать вам хоть Абелевскую, хоть Филдсовскую премии, но с нашей стороны это было бы всё равно, что играть краплёными картами, поскольку вероятность иного, нежели описанный выше исполнения «выхода» стремится к нулю.

Получив шайбу, наш подопечный обязательно сделает паузу, длящуюся ровно столько времени, сколько предписано регламентом («Точность – привилегия королей»)! Такая академичность, однако, не всегда идёт на пользу делу, поскольку делает игру нашего друга несколько предсказуемой, хотя с математической точки зрения чёткое следование схеме, безусловно, увеличивает шансы на поражение ворот соперника. Исполняя выход, наш нахоккер напоминает собой мушкетёра Арамиса, пронзающего шпагой очередного гвардейца кардинала, после чего с такой аккуратностью передвигает счётчик заброшенных шайб.

Наш герой - всегда в игреУдивительно, что имея в своём арсенале такой неплохой приём, наш герой, как правило, не строит свою игру именно через него. В большинстве случаев шайба у центрального нападающего оказывается не в результате целенаправленных передач, а в результате отскоков. При этом проповедуя достаточно агрессивную, мы бы сказали, «колючую» манеру игры, которая даёт ему необходимое преимущество в борьбе за отскоки, наш подопечный делает ставку не на контроль шайбы центрнапом, а на её замыкание.

Данная особенность характеризует не какой-то отдельный элемент в игре указанного нахоккера, а отличает весь его игровой стиль. «Играть по (имяреку)» - значит активно прессинговать своего соперника по всей игровой площадке, атаковать сразу после получения шайбы, оставляя минимальное время для раздумывания; использовать малейший отскок, стремится к максимальному упрощению игры, акцентируя внимание не на отточенных многоходовых комбинациях, а на двухходовках или прямых бросках. С такой манерой игры ты можешь отыграться за 30 секунд с 0:3 у Сивакова, но можешь и проиграть 0:9 (тому же Сивакову – почему нет)? Тут, как говорится, «как карта ляжет». Другой бы на месте нашего подопечного постарался бы успокоить игру, перевести её в спокойное русло (иногда это необходимо сделать даже если ситуация на площадке складывается не в твою пользу), возможно пожертвовать остротой за счёт надёжного контроля за шайбой, но это не для нашего друга.

Ещё одной особенностью данного нахоккера со знаком «минус» является его психологическая неустойчивость, наиболее отчётливо проявляющая себя в те моменты, когда счёт на табло горит не в его пользу. Его игра в этом случае как бы разбивается на фрагменты. Концентрация теряется, что сказывается прежде всего на игре в задней линии, где одна и та же ошибка может многократно тиражироваться – «заходная» за «заходной», «коком» за кокосом» и т.п. Страдает и качество исполнения атакующих элементов – «выход» становится менее подготовленным и делается на такт, а то и на два быстрее, чем необходимо для эффективного завершения. Вместо обычно убийственных «кокосов», отправляемых умелой рукой по разным углам, получается что-то вроде артиллерийского обстрела с очень большим разбросом снарядов. Нахок – всё-таки не артиллерия, в нём важна точность, хотя и для бомбардира она тоже необходима.

Игра нашего подопечного в атаке, разговор о которой мы уже начали выше, носит ярко выраженный асимметричный характер: действия на правом фланге намного более конструктивны и опасны, чем на противоположном – левом. Залогом эффективности игры справа служит хорошо поставленный «кокос», исполняемый, впрочем, практически всегда без объезда, что значительно снижает его пробивную силу и при грамотной игре оппонента в обороне этот приём и вовсе может быть полностью нейтрализован. Редкое применение «мальцева» делает игру нашего героя достаточно предсказуемой. Именно здесь, по нашему скромному мнению, и кроются значительные резервы для усиления игры.

Левый фланг носит абсолютно вспомогательный характер. «Заходная» проходит по ооочень большим праздникам. Чаще наш подопечный пытается провести одну и ту же комбинацию (специалисты, наверняка, найдут ей название, покопавшись в технической номенклатуре нахокка), при которой левый нападающий, доезжая до середины своего «рельса» как бы толкает шайбу в сторону «центрнапа», а тот клюшкой (не коньком!) подрезает её в угол ворот соперника. Иногда такой фокус проходит, но ровно до тех пор, пока соперник в ней не разберётся. К тому же, если он играет в активную защиту, в 99% случаях передача на центра просто блокируется. Видимо осознавая несостоятельность своих аргументов в игре слева наш нахоккер старается как можно быстрее избавиться от шайбы, отправляя её либо по борту направо, либо пытаясь передать её центральному нападающему, причём делается это максимально высоко – в зону центрального круга, где она часто становится лёгкой добычей миниатюр противника. Неудивительно, что достаточно большой процент пропущенных шайб наш подопечный получает именно в результате таких вот откидок назад.

Парадоксально, но фирменный приём героя данного очерка связан именно с действиями на левом фланге: левый защитник, не доезжая (причём достаточно значительно – похоже на исполнение такого же элемента Скоробогатовым, но у того защитник как бы вкладывает шайбу в клюшку нападающему) до красной линии, делает передачу на левого же нападающего, который с ходу пытается переправить её в ворота. Ставка, конечно, делается на неожиданность, поскольку комбинация вроде бы легко блокируется правым защитником. На руку в данном случае указанному нахоккеру и присущая его игре отмеченная «колючая» манера». Сам бросок как раз и напоминает собой «укол».

В остальном защитники используются строго по назначению – для защиты собственных ворот, или, если речь идёт об атакующих действиях, для вброса шайбы в зону соперника. Арсенал атакующих операций, применяемых при помощи миниатюр защитников, не очень богат: возможно исполнение комбинации 3-2-0, рикошет от борта (комбинация 3- правый борт – 0), а также (нечасто) «титов». Думается, что подобное обеднение конструктивных действий в атаке объясняется используемой игровой схемой, в которой защитники должны своевременно освобождаться от шайбы, передавая её в линию атаки – чаще всего в зону правого нападающего. В случае неблагоприятного для нашего подопечного развития ситуации на площадке указанный выше вариант действий с помощью правого нападающего становится просто-таки неприлично доминирующим. Как будто ничего другого настольно-хоккейная мысль за свою историю не изобрела.

Но какой бы эффективной ни была передняя линия игра, как известно, должна начинаться как «от печки» от обороны, а у нашего подопечного она никогда не считалась ни сверхпрочной, ни просто надёжной. Сожалеем … Поэтому даже в те моменты, когда на него находило особое вдохновение в атаке, и он раз за разом оправлял шайбы в ворота оппонента, не было никаких гарантий благополучного итогового результата, поскольку соперник раз за разом находил «лазейки» в оборонительных построениях своего визави. Поэтому даже в успешных поединках счёт 7:6 (ну ладно преувеличили немножко – пусть будет 4:3) для нашего героя, безусловно, более привычен, чем 1:0. Так что если вы поклонник атакующего хоккея, то ваши симпатии, безусловно, должны быть на стороне нашего друга. При этом обязательно не забудьте запастись запасом валидола.

Здесь-то и кроется ответ, на вопрос «ху ис господин Смирнов» (да-да, вы не ошиблись. Речь идёт именно о нашем Коле), и какова его игровая философия. Понимая, что в обороне он всё равно «накосячит», Николай сознательно пытается играть первым темпом, или по крайней мере не подстраиваться под оппонента. Отсюда и его приверженность активной игре в защите в надежде на то, что некоторое количество блокированных и отобранных шайб может быть трансформирована в быстрые, «кинжальные» атаки», и ставка на отскоки. Но такая игровая модель чревата потерей предсказуемости, а следовательно надёжности в задней линии. Увеличивается и риск получения «бросовых» (не будем приводить здесь из уважения к вкусам почтенной публики аутентичное выражение, которое так любит приводить в таких случаях наш Колян – у его оппонентов не меньше прав сетовать на судьбу в поединках с ним) шайб, вроде бы не вытекающих из логики игры, но учитывая царящий на площадке сумбур совершенно и не случайных. Хотя ещё раз повторимся такой хоккей местами может быть очень даже симпатичен для публики. Не случайно у Николая со временем появились даже персональные поклонники его игры.

Со временем поклонников становилось всё больше …

И во уже выросло целое поколение нахоккеров, которые учились хоккею именно «по Смирнову»


Вне поля.

играл в хоккей с самим Алексеем МеньшовымРазумеется, такая феноменальная популярность не может быть связана исключительно с игровыми моментами, но в значительной степени обусловлена той аурой, которая окружает Николая и вне хоккейной площадки. Он – очень яркий, не побоюсь этого слова, «харизматичный» человек, способный поддержать (задать!) любую тему для обсуждения, при том глубоко разбирающийся во многих из них (не только в грибах!). Да, во время игры он нередко может сорваться, наговорить вам кучу нелицеприятных вещей, пригрозить подать на вас жалобу в Лозаннский арбитражный суд, дойти до самого верха (ну, или, как минимум, до Титова), напомнить о том, что он играл в хоккей с самим Алексеем Меньшовым ещё тогда, когда вы только под стол ходили, но … Все мы понимаем, что это эмоции. И что через пару минут наш Коля вернётся к своему привычному состоянию, и будет мило шутить по поводу превратностей судьбы, и что в сущности не стоит портить отношения с людьми только из-за того, что кусок проклятого пластика ни с того ни с сего перепутал, в какие ворота ему залетать. А потом вы сядете с ним где-нибудь в уютном питерском кабачке … О, да это уже совершенно другая история!

Продолжение по-прежнему следует?


BARBUS. Сертифицированная  установка сигнализаций.тел: 988-54-91 Яндекс.Метрика

Copyright © 2015-2019 bugor-team.ru . All rights reserved.

Разработка сайта: ilpon@mail.ru