Из-за леса, из за гор появляется Бугор

     
 


Путь новичка

или Горестная жизнь начинающего нахоккера


Очень маленькое вступление.

Почтенная публика, дамы и господа, леди и джентльмены! Прежде всего хочу написать о том, что к этой книге я шёл в течение всей своей сознательной жизни… Ничего себе начало. Нет, это как-то очень пафосно, тем более обещал, что вступление будет маленьким, а тут меньше, чем на три страницы 12 кеглем не получится. Скоробогатов опять будет возмущаться, что заснул на чтении вступления, так и не добравшись до основной части. Нет. Тут надо по - деловому. Примерно вот так.

Написанию этих заметок способствовало, по большому счёту, два обстоятельства: первое – это наличие свободного времени. Его у меня, в силу особенностей моего профессионального графика, сравнимого с расписанием какого-нибудь Живанилду – полная загрузка с сентября по июнь, и отпуск длиной с «целый вагон», да ещё с «маленькой тележкой» в два самых жарких летних месяца, - особенно много летом.

Второе обстоятельство – настойчивость моих друзей, которые, действуя «не мытьём, так катаньем», уговорили, так сказать, «увековечить на бумаге» наше появление в этой игре. Не скажу, что они предложили мне что-то, что вступало бы в противоречие с моими моральными принципами, поскольку написать нечто подобное я действительно собирался. Смущало только то, что для написания какого-нибудь аналитического обзора моих, более чем скромных познаний в нюансах нашей ИГРЫ, явно недостаточно, а для создания мемуаров у меня ещё, извините, слишком «нежный» для нахоккера стаж. Это и определило «концепцию, фабулу и сюжет» произведения, которое представляет собой рассказ о первых шагах, которые были сделаны мной и моими друзьями в нахоке. Попутно, конечно, в действие вовлекается куча самых разнообразных персонажей, с которыми меня свела судьба-судьбинушка, и которые, как вы понимаете, имеют непосредственное отношение к истории нахока в Питере и в России. На сколько-нибудь полное и достоверное изображение самой истории настольно-хоккейного движения в нашей стране я не претендую. По крайней мере, мне трудно тягаться в этом с нашими признанными историографами, такими, как, к примеру, Алексей Чернов – автором капитального труда («Исторические эссе») по истории настольного хоккея в Санкт-Петербурге и в России.


Алексей Чернов - можно сказать, Толкиен настольного хоккея .


Но полагаю, что если к моему фрагменту свои воспоминания о первых (а может и не только первых) шагах в ИГРЕ добавит ещё кто-то другой, то вот из таких отдельных пазлов, может быть, и сложится что-нибудь монументальное. Тем более, что кое-кто уже обещал написать о том, как он «вляпался» в настольный хоккей (смотри http://www.stigahockey.spb.ru/gg/view.php?page=6 пост № 9051 17.01.2014, 00:53 Михаил Н.)

Думаю, что почитать «Путь новичка» будет особенно интересно для начинающих играть в нахок, ведь в своих заметках я пишу по существу именно от лица вот таких «зелёных юнцов» (хотя сам, увы, уже давно и далеко не юн), каждый из которых испытывает нечто похожее на то, что постарался описать я. А может быть и кто-то из опытных «зубров» узнает и опознает в описанном что-то, о чём он когда-то знал, но потом за давностью лет забыл. В общем, читайте, и не судите строго, ведь, как говорил классик, в сущности, «вся наша жизнь – игра». А о ней я и писал.

P.S. Ну вот, вступление, кажется, действительно получилось небольшим. Не думаю, что Виталий успел заснуть, не дочитав его до конца.


Знакомьтесь – «Чемпион мира», или о роли случая в истории

Хотелось бы начать так: «Настоящий нахоккер не имеет права бояться поражений и избегать даже мысли о них в своём присутствии как «имеющего плохое предзнаменование и думать, что он будет побеждать всегда, жадно цепляясь за уже никчемное существование». Но это будет не совсем соответствовать тому опыту, который описан в настоящих заметках.

Может быть тогда так: «Горестная жизнь начинающего нахоккера». «Земля была беспорядочно замусорена, уродлива: консервные банки, клочья газет, мотки проволоки валялись на ней. Между чёрными покосившимися столбами были протянуты верёвки, на них висело серое бельё. Старик в белой одежде внимательно вглядывался…» во что же он вглядывался-то? Нет, это как-то совсем мрачно. Нахоккеры - народ весёлый, жизнерадостный. Такое точно не прокатит. Вообще какие-то проблемы со стилем – то высокопарно, то мрачно. Ээх… Вот, кажется, нашёл то, что нужно…

Моё «явление» миру настольного хоккея (хотя не будем обольщаться – прошло оно для него незамеченным; более того «сия капризная дама» до сих пор не слишком-то балует меня своим вниманием) произошло осенью 2011 года на любительском турнире в баре «Портал», организованным «нашим хоккейным всё» Виталием Скоробогатовым. Однако, этого «судьбоносного» события могло бы и не произойти, если бы не… «Его Величество Случай».

Как много в нашей жизни решают события, которые носят совершенно «незапланированный» характер. Вот не должно было этого случиться, а оно произошло. Всё дело в том, что я очень обязательный человек: «мужик сказал – мужик сделал». Сказал бы, что не буду ходить на рабочие планёрки в нашей школе – и не ходил бы, а заодно лишил бы настольно-хоккейную общественность удовольствия наслаждаться моей виртуозной игрой. Но произошло всё с точностью до наоборот – и на планёрки мне пришлось ходить. А поскольку посещать даже самые пустые и бессодержательные мероприятия просто так неинтересно, то иногда титаническим напряжением воли приходилось даже слушать, о чём говорили разные выступающие. Не буду кривить душой, обманывая себя и жадно внимающую моим словам публику и говорить о том, что это событие как-то по-особому впечаталось в мою память. Тем более о том, что ему предшествовали какие-либо явления природного характера, в котором «задним умом» можно было бы разглядеть пророчество произошедших после событий. Нет, я не видел ни комет, ни каких-либо других знамений. Не было у меня и каких-то особых предчувствий, с которыми я шёл на очередное рабочее заседание нашего дружного педколлектива. Но видимо что-то всё-таки там наверху было для меня припасено, поэтому вышел я с того «исторического» заседания другим человеком. А было на нём, как бы между прочим, сказано, что в нашей школе учится «звезда» юниорского хоккея нашей страны (тут все присутствующие коллеги напряглись), без которой нашей сборной будет очень рассчитывать на что-то серьёзное на предстоящем чемпионате мира в Хельсинки – Максим Борисов. Некоторые коллеги начали было аплодировать, но директор остудил их пыл, сказав о том, что хоккеи-то они бывают разные, и Борисов он хоть и «звезда», но только не того хоккея, про который все подумали, а – тут она сделала театральную паузу – и прошипела… «настольного».

Учитель и ученик.


Вздох разочарования пронёсся по аудитории. Людей можно понять – в кои-то веки в школе появилась собственная «знаменитость», да и та, как выяснилось, оказалась ненастоящей. Разумеется, Максиму великодушно разрешили досрочно сдать переводной экзамен, потому как ходатайство от имени Федерации российского, пусть только и настольного хоккея, всё равно выглядело солидно. А кроме Максима был и ещё один человек, который покинул указанное заседание «внутренне обогащённым». И как вы уже наверняка догадались, этим человеком был ваш покорный слуга.

Сказать, что жизнь моя сразу чудесным образом перевернулась – значило бы поступиться «исторической справедливостью», а этого бы мне не хотелось бы. Нет, полученную информацию я решил, как говорил один известный политический деятель эпохи Перестройки, «развить и углубить». Борисов оказался незлопамятным малым – конечно, он мог бы отправить меня не потому адресу, прикинуться ничего не знающим «шлангом», тем более, что отношения с Максимом у нас были, мягко скажем, не очень, точнее очень неоднозначные. Но, стоп! С самого начала я пообещал себе, что не буду касаться в данном очерке личных качеств людей, с которыми пришлось «скрестить клюшки», сосредоточившись исключительно на профессиональной стороне дела. Исключения из этого правила будут делаться только там, где это будет необходимо для написания полноценного портрета некоторых известных в нашем комьюнити персонажей. Может быть дело было как раз в неоднозначности наших с Максимом отношений – сколько раз (кляну себя за тогдашнее бахвальство!) я похвалялся перед ним тем, что в ту самую игру, в которой он подвизался, мне сам чёрт не брат! Ах, бедный, самоуверенный, Артём Александрович! – знал бы он тогда на что подписывается. Через сколько унизительных поражений ему суждено было с тех пор пройти до того времени, пока его результаты не достигли мало- мальски приемлемых значений! Сколько «кокосов», «мальцевых», не говоря уже о заходных и замыканиях, было отработано на нём более искушёнными в премудростях игры мастерами (да и не только мастерами!), пока «он уважать себя заставил» (заставил? – вот сам не знаю…).

Не берусь, конечно, говорить о том, что Борисов всё это уже тогда предвидел, прокрутил у себя в воображении перед тем, как про себя сказать – «а вот на тебе на здоровье», и дать мне хорошо известный среди петербургских любителей нашей «древней игры» (для тех, кто сомневается в древности нашей игры – вот ссылка https://ru.wikipedia.org/wiki/Настольный_хоккей) адрес на Невском проспекте 108, где я попал к нашему промоутеру и организатору Виталию Скоробогатову.

В петербуржском настольном хоккее Виталий – это наше всё!


Знакомство с хоккеем, или о том, как мне щёлкнули по носу

Первый вопрос, заданный мне Виталием, после которого мне хотелось развернуться и уехать обратно к своим «двоечникам» (ух, берегись тогда чемпион мира по настольному хоккею среди юношей!), поразил меня своей наглостью. Откровенно говоря, смысл его дошёл до меня не сразу – «Чувачок! А ты вообще в курсе, куда ты попал, и как называется та игра, в которую ты собрался вступить?» А когда дошёл, то первой моей реакцией было поставить «поляну» и обыграть этого наглеца. Обыграть их всех! Показать их бутафорской федерации, что они «сильно ошибались», считая, что играли в настольный хоккей. А что на самом деле только теперь вот, после моего прихода и началась настоящая недопотопная ИСТОРИЯ настольного хоккея. Что Я - Ной, Моисей, Иисус настольного хоккея вместе взятые! Я так и сделал и … А ну подавайте мне сюда своих мастеров!

Раз за разом я подходил к настольно-хоккейной поляне, играя против отдыхающих от участия в регулярных матчах неизвестных мне членов НХЛ (позже идентифицированных мной, как Маслобоев, Сторчак, Никитина, Федосеев. Извините если кого-нибудь забыл – думаю, что они тоже вряд ли помнят). С каждым следующим матчем моя уверенность в своих силах становилась всё меньше и меньше. В конце концов я немножко повысил свою самооценку, сыграв пару матчей с находившимся в «Прометее» в таком же, как и я, статусе гостя Вовой Смирновым. Он-то, по большому счёту, и стал моим «крёстным настольно-хоккейным отцом», поскольку первые свои матчи на «Стиге» я провёл именно с ним.

Вова Смирнов – мой «настольно-хоккейный крёстный отец»


И хотя опыт у Вовы был всё-таки побольше моего (у меня его не было вообще! -первое и единственное до описанного посещения «Прометея» моё знакомство с этой разработкой шведских инженеров состоялось в «Парке Победы» на каком-то празднике, по случаю которого на аллеях парка были в свободном доступе расставлены хоккеи) с этим соперником я справился. Счёт в обоих поединках был по-моему 10:8. Спасибо тебе Вован! Может быть при другом раскладе моя история в настольном хоккее на этом бы и прервалась. А так…

Откровенно говоря, по прошествии времени, я и не знаю, как правильно было бы с моей стороны ответить на заданный Виталием вопрос о том, умел ли я играть. Все мы «мним себя Наполеонами». Каждый из нас в своё время выигрывал чемпионаты – кто-то улицы, кто-то двора, кто-то просто у папы. Может папа, кстати, и поддавался, - не знаю – я у своего, по крайней мере, действительно больше выигрывал, чем проигрывал, и мне не казалось, что он мне поддавался). Неважно. Главное то, что, наверное, каждый из тех, кто в первый раз переступал порог настольно-хоккейного клуба, или посещал проводимый под эгидой Федерации турнир, имел – чаще всего победный – опыт. И каждый из них оказывался в итоге посрамлённым. Поэтому, если вдуматься, в вопросе Виталия не было ничего оскорбительного. Более того, это был вопрос-предостережение: мол, одумайся! Так ли ты хочешь услышать правду о себе?

Но я этих предостережений не расслышал и … слава Богу! Потому, что если бы я был чуточку более самолюбивым, то я никогда не прошёл бы тот путь, который прошёл. А не пройдя его, я не встретил бы многих замечательных людей, написать о знакомстве с которыми было первоначальным мотивом, побудившим меня сесть «за клаву». А не встреть я их – не было бы и этих замечательных очерков. Ну а раз всё это случилось, то читайте дальше.


Первый турнир, или «белые начинают и …»

Заблуждается тот, кто считает, что даже после всех вышеописанных событий моё появление на одном из многочисленных настольно-хоккейных турниров, проводимых неутомимым Виталием, было предопределено. Я человек очень скромный, более того – неуверенный в себе. До поры до времени эта моя неуверенность не распространялась на мою любимую игру, в которой я считал себя «профи». Судьба жестоко обошлась со мной, посмеявшись над моими амбициями. Зная себя, я мог предположить, что такой вот «дебют» в Прометее скорее отобьёт у меня охоту меряться силами в хоккей с кем бы то ни было, нежели подвигнет на новые свершения.

Против такого исхода не возражала бы и моя жена, которая с самого начала с большим подозрением отнеслась к моему новому увлечению. И чем дальше, тем больше она, увы, имела основания убедиться в правильности своей интуиции (О, великая женская интуиция!). А сейчас – по прошествии времени – она и вовсе проклинает тот злополучный день, когда я … нет, не «сел за баранку этого драндулета», но по смыслу понятно, что и за что она проклинает. При этом я очень благодарен ей за то, что за все те годы, когда её муж занимался явно не тем делом, которым должны заниматься «настоящие мужчины» (а кто вообще, чёрт побери, знает, чем они должны заниматься?!), у неё хватало мудрости «не обострять». Проблема, которая, думаю, знакома многим из тех, кто серьёзно занимается нашим «несерьёзным» делом. Не всем же так повезло с жёнами, как Белавину и Никитину! Хотя я на свою всё равно, если честно, не жалуюсь.

Не помню сейчас уже всех этих своих душевных терзаний по поводу того, следует ли мне ввязываться во всё это, или может быть стоит оставить всё как есть – дом, работу, написание глубоких, но мало кому нужных (вон Пономарёв постоянно подкалывает тем, что в моих опусах слишком много «букаф», «очепяток», и вообще я своей «научностью» «фрустрирую его сознание», т.е. «капаю на мозги» - специально для тебя Илюша перевожу) научных и профессиональных статеек. Помню только, что в последний раз мне хотелось развернуться и приехать обратно домой незадолго до того, как я переступил порог клуба «Портал» и увидел большую коробку от настольного хоккея «Стига», выставленную Скоробогатовым как реклама проводимого в стенах этого заведения любительского турнира. Но ничего, не развернулся. И завертелось...

В довольно просторном зале у игровых столов собралась самая разномастная публика, среди которой к моему удовлетворению были не только сопливые юнцы, но и вполне себе солидные, по крайней мере, по внешнему виду джентльмены. Из тех, кто более-менее «засвечен» в мире настольного хоккея Санкт-Петербурга на том любительском турнире в «Портале» приняли участие Андрусенко, Шелаев, Лукин. Дальше любителей и новичков, впрочем, из них никто не пошёл. Но тогда мне это ни о чём не говорило. Сыграй против меня свежеиспечённый чемпион мира Олег Дмитриченко (кстати, он тоже там был, но играл, как вы понимаете, не среди новичков) вряд ли это произвело бы на меня большое впечатление. Июньское фиаско в «Прометее» было несколько подзабыто. Кроме того, Скоробогатов, по приглашению которого я собственно и приехал в «Портал», предупредил меня, что турнир всё-таки будет любительским, а стало быть и соперники будут более-менее мне по силам.

После продолжительной разминки, которая оказалась примечательна ещё одним лично важным для меня обстоятельством (но об этом ниже), вся эта компания была разделена на 2 группы по 6 человек в каждой (у юниоров был свой турнир, поэтому речь идёт именно о матчах среди «взрослых новичков»), и начались матчи группового турнира. Первую свою игру я провёл против Алексея Степанова, с которым я сталкивался потом ещё пару раз на турнирах разного уровня. Но тогда мы были с ним в равных условиях, поскольку, по его словам, для него это тоже была дебютная игра даже на любительском уровне. Перед игрой ко мне подошёл Борисов – ещё не «Великий Макс», но уже имевший чемпионский титул, правда, среди юниоров. Наша с ним беседа, в ходе которой «юный падаван» обращался ко мне как к своему учителю (что, собственно говоря, соответствовало действительности), произвела на Степанова столь сильное впечатление, что матч он фактически сдал мне ещё до его начала. Ну как же – ему противостоит учитель самого Борисова! И даже после моих разъяснений о том, что «Федот да не тот», по лицу моего оппонента было видно, что я его не убедил.

Дальше я даже немножко разыгрался, и хотя результат был скорее следствием слабости и непрофессионализма соперников, согласитесь, что победа в группе при одном единственном поражении (от Петра Андрусенко) была очень приятной.

Уже на этом можно было ставить точку, поскольку выигрыш группы в первом же в жизни турнире мне как человеку совсем не амбициозному был пределом мечтаний. Но были ещё игры плей-офф – полуфинальная, и в случае успеха в последней – финальная. В полуфинале я обыграл «птенца гнезда Дмитриченко» (определение из редакционной статьи Скороотчёт… простите Скоробогатова) Даниила Осипова. http://www.stigahockey.spb.ru/?id_news=325. Результат тем более неожиданный, что мой соперник, судя по ощущениям, имел явно больший игровой опыт. Отдельные применяемые им приёмы были позже (тогда я и названий таких не знал! И лишь позже состоялось моё знакомство с теоретическим трудом классика настольного хоккея – Петра Можаева, который он, по неизвестной мне причине, так и не довёл до конца) идентифицированы мной как «кокосы», «заходные» и прочие разные «мальцевы». Исполнение, впрочем, (ну раз я выиграл-то!) оставляло желать лучшего. По ощущениям Даниила подвели нервы. К тому же он оказался таким же «скоростником» (терминология указанного выше классика), как и я. Ну разве что чуть-чуть не таким скоростным, как ваш покорный слуга…

А вот соперник по финалу Александр Лукин явно играл в такой же «любительский хоккей», как и я – без всяких профессиональных изысков. При этом его игра была гораздо более солидной, а исполнение одних и тех же элементов приводило к тому, что шайба раз за разом оказывалась в моих воротах. В первой игре мой оппонент поиграл со мной в «кошки-мышки» - 3:2. Возможно, сказалась стадия – всё-таки финал, в котором по определению не может быть «лохов». Но во второй игре ему стало понятно, что «король-то голый». И получите-распишитесь – 6:1.

Однако и второе место, конечно, было воспринято мной как несомненный успех. Весь остаток дня я пребывал в эйфории, наигрывая себе бессмертное «We are the champions» и грезя о скорых успехах в игре на стиговских полянах уже на совершенно другом уровне. Эх, знал бы тогда, как тяжёл окажется этот хлеб! Сколько тренировочных «человекочасов» потребуется для того, чтобы пробиться хотя бы в четвёртую сотню мирового рейтинга! Возможно, кому-то это даётся легче. Вероятнее всего я просто слишком поздно пришёл в настольный хоккей. Возможно, как говорит моя жена, я просто «заигрался» и во мне остались неизжитые детские дериваты. Скорее всего, что всё это так… Но, чёрт побери, оно того стоит, хотя бы по причинам, которые будут изложены прямо сейчас.

Так, или примерно так, я выглядел в том далёком 2011 году:

Нет, это не я…


Что-то меня совсем занесло


А, вот, вроде нашёл


Небольшое лирическое отступление от темы: «Ты помнишь, как всё начиналось?», или «Знакомьтесь – Наш Ильич!»

Даже если бы итог этого первого в моём послужном списке турнира был бы не столь для меня ошеломительно – успешным; даже если бы я не принял в нём участие, ограничившись его посещением в качестве зрителя (а ведь была такая мысль!) – даже и в этом случае я остался бы в выигрыше, поскольку судьбе было угодно свести меня в этот день с … Олегом Дмитриченко? Нет, что вы – лучше! Максимом Борисовым? – ну этого «субчика» я и так уже хорошо знал. А есть такие, с которыми я бы вообще предпочёл не встречаться, и вам не советую. Нет, ну что вы, господа! Лучше, значительно лучше! Знакомьтесь – «наш Ильич»!

Тут хочется написать что - то эпическое. Что-нибудь вроде: «Передо мной стоял молодой человек богатырского телосложения, что как-то совсем дисгармонировало с антуражем – атлет и настольный хоккей». Нет, искусственно как-то. Может быть лучше так: «Под плотно облегающей его мускулистое тело футболкой уже были видны признаки обозначившегося «пивного животика». А это как-то приземлено и совсем не соответствует торжественности момента. Тем более, что второй «отец-основатель» Бугра и пива-то не пил и не пьёт. И вообще ведёт здоровый образ жизни, в отличие от всех остальных членов этой компашки «сорокалетних неудачников». Начну незамысловато, совсем в духе Алексея – ему – простому белорусскому парню (ну ладно, Ильич, хватит придираться! – ведь сам же рассказывал, что всё детство прошло в Беларуси) – должно понравиться: «в ответ на моё приветствие он протянул мне свою большую, надёжную руку и сказал – «Будем знакомы – Ильич».

«Будем знакомы – Ильич»


Хотя на самом деле всё было совсем прозаично – войдя в помещение и скинув верхнюю одежду, я окинул взглядом столы с хоккеями, у которых пыхтело десятка два разновозрастных и разнополых любителей игры. В основном игроки уже были разбиты на пары и только напротив нескольких игроков были свободные проплешины. У игрока за ближним ко мне столом как раз не было напарника, так что моё предложение о спарринге выглядело уместным и не было отвергнуто. Вообще среди нахоккеров не приняты какие-то лишние «церемонности». Игра (или вид спорта, кому как удобно считать) очень демократична. Придя в зал, вы вполне можете обнаружить за соседним столом какого-нибудь чемпиона, который скорее всего совершенно спокойно согласился бы «размять руки» в игре с вами, даже не намекнув на свои звания и регалии.

Поэтому, если бы за крайним столом в «Портале» в тот момент, когда я сам не свой от волнения (есть такой грех – плохо переношу большие пространства, которые вмещают в себя немалое количество мало -или совсем незнакомых людей) подошёл к столу с робкой надеждой размять руки перед турниром, оказался бы кто-нибудь типа Олега Дмитриченко, или Максима Борисова, то мой прогресс как игрока в настольный хоккей пошёл бы значительно быстрее бы (конечно, при условии, что это знакомство получило бы продолжение). Скорее всего, что в этом случае я уже играл бы за какую-нибудь «Пирамиду» или «Легион». Возможно. Но, знаете, я совсем не жалею, что за этим столом в тот момент, когда я к нему подошёл, оказался Алексей Горин – человек, без которого – и это я знаю абсолютно точно - я не вошёл бы и в четвёртую сотню мирового рейтинга.

Бывает так, что едва встретив человека, ты сразу понимаешь, что это человек твой. Так произошло и у нас. Уже с того памятного для меня дебютного турнира в «Портале» (у Горина послужной список был посолиднее – он даже участвовал в соревнованиях среди «профи», дважды попробовав свои силы в Санкт-Петербург оупен (2010 и 2011 годов) мы, что называется «работали в связке», постоянно подбадривая друг друга. Лёшка тогда не попал в полуфинал, ограничившись 6-м местом, «слив» при этом утешительную игру за 5-е место какой-то Диане Быстровой (Джентльмен! Что с него взять!).

Наверное, хорошо, что в тот раз мы попали в разные группы и не пересеклись друг с другом, поскольку если что-то и может омрачить отношения, то это нездоровая конкуренция (а кто вообще знает, где проходит грань между «здоровой» конкуренцией и «нездоровой»?). А если бы при этом кто-нибудь из нас выигрывал с небольшим преимуществом… А если бы решающая шайба была бы заброшена в овертайме… А если бы это была шайба, как бы это помягче выразиться, «невытекающая из логики игры»(спросите, как они называются у Коли Смирнова – он вам всё объяснит)… Вот из таких «если» вполне может образоваться «горючий материал» для ссоры. Хотя наши отношения в «Бугре» проходили испытание и не таким, и хочется надеяться, что конкуренция у настольно-хоккейной поляны у нас всегда будет исключительно здоровой.

С тех пор наши с ним дороги оказались настолько тесно переплетены друг с другом, что про наш дуэт вполне уместно сказать, что «мы с Тамарой ходим парой». Не только на «Порталах», но и на абсолютном большинстве турниров, в которых нам удалось поучаствовать, мы играли вместе. А в интереснейшем турнире, проводимом нашим главным питерским «затейником» Дмитрием Белавиным - Дабл-кап (игры в формате «два на два»), - мы всегда играем парой.

Дмитрий Белавин – тот ещё «затейник»


Что до любительских турниров в клубе «Портал», то продержались они недолго, и их прекращение практически совпало по времени с нашим с Гориным переходом в разряд «профессионалов». Разница между любителями и профессионалами в настольном хоккее носит несколько условный характер. И тем не менее, она есть, поскольку, как и любой другой сфере человеческой деятельности, для того, чтобы овладеть новым для тебя ремеслом, необходимо пройти зачастую длинный путь от ученика к мастеру. Демократичность нахока заключается в том, что в подавляющем большинстве турниров, проводимых под официальной эгидой, может принять участие даже случайный человек с улицы. Исключение составляет несколько топовых турниров уровня ЧЕ, ЧМ, или разнообразные Мастерсы, для участия в которых необходимы «заслуги». Но далеко не каждому удастся сразу набрать в таких турнирах хоть какие-то очки, что, собственно говоря, и произошло со мной во время моего первого появления в «Прометее», и в чём я в последующем неоднократно имел возможность убедиться в процессе перехода из «любителей» в «профессионалы».


Годы учения, или как трудно быть … лохом

Конечно, для того чтобы получать более менее приличные рейтинговые очки, необходимо участвовать в соревнованиях именно с «профи». А чтобы набирать эти очки необходимо при этом ещё и уметь играть. Попытка «перескочить» любителей в «профи» - это всё равно, что перейти из «эконом-класса» в «бизнес-класс», с той лишь разницей, что в качестве счёта к оплате от тебя потребуют демонстрации определённых умений и навыков.

О своих способностях (и не только в хоккее - никогда не страдал завышенной самооценкой) я был не слишком высокого мнения, поэтому свой переход в категорию игроков «профи» и не стремился форсировать. В планах, как минимум на ближайший год, было участие только в турнирах для новичков и любителей, где мне хотелось нарастить недостающий «игроцкий» вес. О чём-то более высоком я и не мечтал.

Под эти планы уже к следующему любительскому турниру была куплена стиговская поляна, на которой я аккуратно и практически каждый день стал оттачивать своё искусство. Хотя признаюсь, и без фанатизма, что было бы странно в моём возрасте, с учётом моих званий, регалий, заслуг – у.., «Остапа, что называется, понесло». Не в тех областях, Артём Александрович, у вас заслуги, а в хоккее вам ещё доказывать и доказывать надо свою состоятельность. Как человек, в хоккее малоопытный, ту свою первую площадку я очень быстро «убил» совершенно варварским обращением. Но эта «жертва» оказалась ненапрасной – уровень специальных умений быстро рос и на турнирах любителей, где таких «фриков», как я, готовых променять вечерний диван с пивком и телевизором на отработку «мальцевых», «миликангасов» и прочих разных «киселёвых», ещё надо поискать, результаты не замедлили себя ждать. Правда, хоккейным Месси даже на любительском уровне мне не суждено было стать. Более того, за свою историю выступлений на любительском уровне я не выиграл ни одного турнира. А то самое 2-е место на дебютном для меня турнире так и осталось моим лучшим результатом в карьере непрофессионала. Это надо было умудриться… Впрочем, это лишь доказывает, что даже на любительском уровне играют далеко не лохи. По крайней мере, далеко не все – лохи. Ну, и обо мне это тоже как игроке кое-что, конечно, говорит. Игрок я, конечно, не самый великий, а только выдающийся…

В общем, развить свой дебютный успех мне не удалось ни на следующем турнире, который состоялся в игровом комплексе «PRO», ни на октябрьском турнире в памятном для меня клубе «Портал». Особенно запомнился любительский турнир в «PRO», приуроченный к Sankt- Petersburg Cup 2011. Организаторы Кубка взвалили на себя тяжёлую ношу, решив провести параллельно с основным турниром среди «профи», состязание для таких «мухачей» (выражаясь боксёрской терминологией), как я. И хотя это был не единственный в своём роде эксперимент с параллельными турнирами для любителей и профессионалов, тот розыгрыш запомнился большим количеством участников именно среди любителей – около 30 человек.

Поскольку для меня это был первый опыт посещения таких больших турниров, то всё на нём было в диковинку. Помню, с каким пиететом в перерывах между своими играми я внимал тому, что происходило в той части зала, в которой играли мэтры настольного хоккея. Впрочем, только эмоциональными впечатлениями то знакомство с профессионалами и ограничилось, поскольку осмыслить что-то из увиденного рационально я был не в состоянии. Вообще непонятно, на что я мог рассчитывать: опыт игр – с «гулькин нос», никакого понимания происходящего на площадке ни во время, ни после игр. Оставалось надеяться только на везение, и на то, что соперники, которые мне попадутся, будут страдать теми же недугами. Однако, как говорят в «незалежной», «не так сталось, як гадалось». И мастерства не было, и с соперниками не повезло, и вообще не повезло.

В группе из 8 человек я занял только 5-е место, обыгрывая явных аутсайдеров, и испытывая проблемы с игроками, которые превосходили меня в специальных настольно-хоккейных умениях. Помню, что на первом своём «Портале» у меня очень хорошо получалась скоростная игра. Вообще на «заре своей туманной юности» мне казалось, что для достижения желаемого результата просто достаточно включить нужную скорость. Наивный! Знаменитый теоретик настольного хоккея Пётр Можаев задолго до моего прихода в хоккей подробно разобрал особенности игры т.н. «скоростников». Игроки поопытнее играли в «пассивку», дожидаясь момента, когда шайба сама придёт к ним. А со мной дело упрощалось ещё и тем, что никакого особенного умения контролировать пластиковую шайбу я и не демонстрировал. Собственно говоря, вся моя игра строилась на бесконечных забросах и пробросах шайбы в сторону чужих ворот, совершаемых к тому же с такой силой, что непослушный пластик каждый раз норовил вернуться в мою зону. Иногда это происходило настолько «удачно», что шайба оказывалась в моих собственных воротах. Если же, каким-то чудом, мне всё-таки удавалось закрепиться на половине поля соперника, то я занимался тем, что передавал шайбу слева направо и справа налево, совершенно при этом забывая про миниатюру центрального нападающего. Впрочем, пользы от настольно-хоккейной «пятёрки» было всё равно немного, так как выходами я не владел абсолютно. Противоядие против такого, как мне тогда казалось, «искромётного хоккея» нашлось достаточно быстро – искушённый соперник (помню в моей группе это сделал Алексей Семёнов) просто ставил свою «тройку» в аккурат возле борта, перекрывая таким образом мне «кислород».

Запомнилась также игра с совсем юным мальчиком (фамилию не запомнил), пришедшим на турнир вместе с дедушкой. Дедушка и составил его «группу поддержки». При этом перед игрой я подумал о том, как же я буду смотреть в глаза этому дедушке, если переиграю его маленького внука. Тогда мне казалось это как-то совсем неблагородным. Мучимый такого рода терзаниями я благополучно пропустил 3 совершенно одинаковых шайбы, которые этот карапуз без всяких угрызений совести отгрузил взрослому дядьке. Сегодня для меня совершенно очевидно, что «внучёк» был не так прост, но тогда для меня оказался в абсолютную диковинку тот факт, что можно проиграть такому вот сопернику.

И внешность, и возраст, и пол – факторы, которые в моём виде спорта не имеют большого значения. Позже, особенно когда я стал завсегдатаям турниров в «Маске», я неоднократно имел возможность убеждаться в том, что юные, но хорошо обученные, соперники могут быть очень опасны. Это и Никита Павлов - мальчик, которого я про себя сравнивал с Винни-Пухом (за некоторое сходство) – оказался этаким хоккейным терминатором, невозмутимо пережёвывающим одного соперника за другим; и Дима Малыгин, компенсирующий свой небольшой рост, из-за которого ему приходилось играть на цыпочках, совершенно убийственной манерой исполнения «выходов» – этих «палачей» настольного хоккея.

Дима Малыгин – мастер «выходов» - «палачей» настольного хоккея


Обычно, когда играешь с Димой, надеешься на то, что именно в матче с тобой «выходы» у него не пойдут. И ещё возникает большой соблазн взять пилу и чуть-чуть подправить пружинку под механизмом его центрального нападающего; и Коля Иванов – мой, как выяснилось «злой гений», обыгрывавший меня на большинстве турниров, в которых мы с ним сходились.

Мой «злой гений» – Коля Иванов. В очередной раз обижает взрослого дяденьку


Пол – это тоже, как выяснилось, фактор, который можно и не принимать во внимание. По крайней мере, если ты хочешь добиться нужного тебе результата. Вот и тот самый турнир, о котором я пишу, тоже выиграла девушка – Ольга Головкина. Причём, что особенно примечательно, - оказавшаяся единственной представительницей «прекрасного пола» в турнире любителей. С Ольгой я периодически встречался позже, когда она стала регулярно посещать турниры Невской хоккейной лиги, и не могу сказать, что у меня с ней была хорошая статистика. Впрочем, по опыту игр, по сравнению с ней, я был сущим младенцем.

Ольга Головкина – на том турнире «уделала» всех парней


Слабым утешением для меня, своего рода «ложкой мёда в бочке дёгтя» (опять этот ворчун скажет, что мне доставляет удовольствие топтаться на его костях!) стало то, что Горыныч (он же Горин) выступил ещё хуже, также не выйдя из отборочной группы. Но у Ильича была, как ему казалось, уважительная причина – совершенно не испытывая комплексов по отношению к более титулованным и искушённым соперникам, он заявился сразу же в двух турнирах (благо, что регламент и сроки их проведения позволяли так делать) – среди любителей и профессионалов. Не снискав себе славы ни в одном из них, Алексей позже с удивлением обнаружил, что в мировой рейтинг был занесён только тот результат, который он показал именно на любительском турнире.

Тем не менее, такое вот отношение к авторитетам всегда казалось мне в моём друге той чертой, которую я хотел бы культивировать в себе. Хотел бы, но пока не получалось даже с соперниками попроще и пониже уровнем. На следующих (октябрьском и ноябрьском – в те благословенные времена любительские турниры ещё проводились раз в месяц) Кубках Портала мои результаты имели тенденцию к ухудшению – 7 и 9-е места соответственно. Расстраивала даже не эта «нездоровая закономерность», а разница в классе между мной и теми игроками (Дудка, Плотников, Андрусенко, Романов) которым соответствующую задачу – выхода в полуфинал – удавалось решить. При этом я имел все основания рассчитывать на положительную динамику, поскольку примерно в это время стал регулярно тренироваться. И как всякий добросовестный школяр считал, что уж теперь мои профессиональные результаты будут улучшаться в геометрической прогрессии. Я заблуждался. Возможно, у кого-то они и улучшались прямо пропорционально затрачиваемым «человеко-часам» тренировок, но по себе я как-то этого не замечал. Может быть я слишком много от себя хотел, может – недооценивал сопротивление «окружающей среды». Как бы то ни было, для того чтобы почувствовать свою возросшую силу, хотя бы по сравнению с любителями, мне пришлось сделать ещё один важный шаг – перейти, нет – это будет слишком громко и нескромно – попробовать себя в соревнованиях совершенно другого уровня, а именно – в категории «профи».


Дорогу осилит идущий, или как я пробивался в профессионалы (начало)

Собственно говоря, форсировать свой переход в следующую «весовую категорию» я не собирался. В планах было поиграть, сколько это будет возможно, среди любителей. Как человеку, невысоко оценивающего свои игровые способности, мне казалось нескромным и неудобным заставлять тратить на себя своё драгоценное время и внимание столь почтенных людей. Позже мне стало понятно, что мастера вовсе не возражают время от времени «покатать шайбу» с соперниками, явно уступающими им в уровне специфических умений. В конце концов «тренировки с повышенной ответственностью», безусловно, полезны. Где и на ком ещё будешь отрабатывать те или иные игровые элементы, приёмы и комбинации? Конечно, с соперниками, уступающими тебе в уровне. Другое дело, что выступать в амплуа «кошечки», на которой такие хоккейные монстры, как Маслобоев, Чернов и Скоробогатов оттачивали бы свои умения, мне тоже как-то «не светило».

Всё, как всегда, «испортил» Горин. Вот уж кому мои «душевные переживания» были совсем не близки. Ему, наоборот, казалось, что для него существует реальная опасность «засидеться в девках», в смысле – в любителях. Но главная причина нетерпения моего друга заключалась скорее в другом: он совершенно не переносит рутину тренировочного процесса. Последний ему заменяют только игры. И поскольку с любителями уровень своего мастерства быстро не повысишь, моего друга, как на парусах, несло в объятия профессиональных нахоккеров. Другое дело так ли им хотелось открывать эти объятия перед нами – с их точки зрения, совсем «желторотыми птенцами», пусть и пришедшими в «нахок» в весьма преклонном возрасте. Но раз уж пришли – не взыщите! Огребёте по полной программе.

Не знаю как Алексей, но я как «человек ученый» (июньский опыт не был забыт!) уже примерно представлял, что меня ждёт. Я утешал себя тем, что в конце концов мне всё равно придётся через это пройти. От игр с профи я в любом случае не проиграю, поскольку приобретённый «опыт – сын ошибок трудный» - в любом случае будет полезен. И надо сказать, что всё действительно оказалось не так страшно, как могло показаться сначала.

Мой дебют в НХЛ состоялся 14 декабря 2011 года на т.н. «доигровках». Рассказывать о том, что это такое – не буду, поскольку полагаю, что специфическая аудитория, читающая эти мои «излияния», и так знает описываемый предмет. Кратко напомню о том, что это своего рода «резервные дни», которые выделяются для игроков-участников НХЛ для того, чтобы они могли провести матчи, пропущенные в ходе регулярного первенства. Скоробогатовская «фишка», его патентованное изобретение. Для нас с Гориным это тогда, конечно, ни о чём не говорило, поскольку на НХЛ мы были абсолютными «homo novus», то есть новичками. Но статус доигровок, возможно, сказался на посещаемости конкретного этапа – не считая нас с Алексеем на том памятном для будущих отцов-основателей «Бугра» турнире было всего 11 человек.

Наши общие итоговые 12 и 13 места были, конечно, ожидаемые. А кто из новичков вообще вот так сходу занимал на НХЛ места выше?! Сказать о том, что по нам проехались катком, а потом сразу же закатали в асфальт – значит ничего не сказать. В 12 матчах я пропустил 65 шайб, забросив при этом 19. Горыныч вроде бы получше защищался, но и не был так убедителен в атаке (12-54). В отдельных матчах меня «убивали» сразу (что очень любит делать Скоробогатов – а внешне кажется таким обходительным молодым человеком! В случае, если разница в матче с ним становится слишком большой, он может этак участливо спросить о твоём самочувствии – не случилось ли чего, и после этого, когда ты оказываешься сражён такой «душевной теплотой», накидать ещё целую авоську шайб. Психолог, итишь твою… ), в других – будто бы медленно поджаривали на огне, аккуратно раскладывая шайбы на равномерные интервалы. Так поступил ныне покойный Евгений Картофельников, нанесший мне самое крупное поражение в тот день – 10:2. К сожалению, эта встреча так и осталась единственной в истории наших встреч с этим очень сильным, по мнению тех, кто его знал, игроком. Евгений к тому моменту уже отошёл от настольного хоккея, в то время, как я только начинал свой путь в нём.

Евгений Картофельников. С ним я играл всего один раз . И уже не сыграю …


Истории уходов людей из нахока – как тех, кто в нём чего-то добился, так и тех, кому не удалось добиться сколько-нибудь пристойных результатов – конечно, у всех разные. Из той осенней НХЛ 2011 года сегодня уже не играют, или практически не играют (возможно, где-нибудь и играют, но мне об этом ничего не известно), Энтони Мзилангве, Михаил Козлов, Василий Люторович, Алексей Климко. Первый, по общему мнению, не был выдающимся игроком, но по моим личным впечатлениям – а сыграли мы с ним немало игр – был всё-таки очень хорошо обучен. Хотя может быть играл и несколько схематично, аккуратно разыгрывая хорошо известные в мире настольного хоккея комбинации и приёмы. Для меня Энтони был очень неудобен – не помню, чтобы я хотя бы раз у него выиграл. С Мишей Козловым важно было не пропустить первым, поскольку играл он очень «душно» - сразу же по достижении устраивающего его результата начинал сушить игру, возводя возле своих ворот непреодолимые (по крайней мере, для таких «штурмовиков», как я) редуты. При этом он время от времени останавливал игру для того, чтобы отчитать соперника в том случае, если тот, по его мнению, применял некорректные приёмы. Всё это, конечно, немного «напрягало», хотя допускаю, что это было просто проявлением определённых качеств характера. Василий Люторович в момент моего прихода подавал блестящие перспективы, но, к сожалению (возможно, конечно, временно), не добившись максимальных результатов, рано ушёл из нахока. При этом он как раз относился к тому разряду игроков, которые играют сами и дают играть другим. Высокое индивидуальное мастерство позволяло ему забрасывать такие шайбы, которые мне тогда даже трудно было осмыслить. Тем более было приятно, когда при такой разнице в классе, мне иногда удавалось у него выиграть. В манере игры Алексея Климко вроде бы не было ничего необычного: да, грамотно, всё делает по настольно-хоккейной науке, но, как же медленно, чёрт побери, он это делает! Сдаётся, что в этом и заключается главный козырь Климко, игра которого напоминает мне партию флегматичной кошки в арии с мышкой. Сколько раз я, упиваясь своим мнимым превосходством в игре со столь неповоротливым, как мне казалось, соперником заламывал разнообразные «аксели» и «тройные тулупы»! Но стоило только немного зазеваться, и – цап-царап! – Алексей плотоядно вкатывал в мои ворота одну из очередных своих шайб, оставляя меня в недоумении: как же так? вроде человек только что спал, и так быстро проснулся!

Слева направо: Мзилангве, Люторович, Козлов, Климко


В общем, на Алексея я не в обиде, хотя бы по той причине, что он стал одним из двух моих заслуженных «трофеев», моих «скальпов», которые я в тот памятный для меня день унёс с НХЛ! Алексей был вторым из старожилов НХЛ, кого я обыграл на том турнире. А первым … первым был наш непревзойдённый Коля.


Ещё одно небольшое лирическое отступление от темы: Коля, или просто Коля.

Коля: эволюция образа


Пути Господни неисповедимы. Трудно было предположить, что в скором времени судьба сведёт нас с Колей в одной славной хоккейной команде. Впрочем, тогда и команды «Бугор», которую мы имеем честь сегодня представлять, не было даже и в проекте. О нашем детище (в смысле не о Коле, а команде) будет далее сказано отдельно. Здесь же скажу о том, что для нас с Гориным как «отцов-основателей» «Бугра» заполучение Коли рассматривалось как один из приоритетов трансфертной политики. Конечно, мы были бы не против видеть в своих рядах Борисова, или на худой конец Нуттонена, или Лампи, но с кем-то не сошлись характерами, кто-то уже заканчивал свою нахоккерскую карьеру, а от кандидатуры Лампи мы отказались после прочтения удивительно доброго репортажа главного аналитика, а по совместительству разоблачителя всех дутых авторитетов ПГ (он же «палач», он же «экзекутор») - «Антирейтинг. Девять самых отвратительных настольных хоккеистов планеты». Не будем раскрывать сейчас всех секретов (время для этого ещё не пришло), но Коля выдержал очень серьёзную конкуренцию за право представлять «Бугор» у о-о-очень мастеровитых соперников.

Бургундия, Нормандия, Шампань, или Прованс… Но Коля-то всё равно лучше!


Чем же нас покорил Коля? Фактор первый – конечно, его колоссальный опыт. Первый официальный турнир с его участием датируется маем 2004 года. Это был престижный Кубок Северо-Запада. И сразу успех – почётное 39 место. А всего с тех пор он принял участие в более чем полутысяче соревнований самого разного ранга и уровня, среди которых не было разве что ЧМ и ЧЕ. Но это, конечно, у него впереди. Динамика, как говорят врачи, позитивная. После этого говорить о своём турнирном опыте, насчитывающем каких-то там жалких 100 с хвостиком официальных соревнований даже как-то и неудобно…

Второй аргумент в пользу Коли – ментальный, который, возможно, перевешивал все остальные, поскольку ясно, что «Бугор» - всё-таки не команда звёзд (не надо, не надо оваций – это не ложная скромность, это констатация факта), постольку понятно, что при комплектовании её состава на первый план выдвигались другие критерии, а именно – совместимость её членов. При этом учитывались и их психологические качества, и близкий (за исключением Горина, который у нас ещё «маленький», все остальные «бугры» - «мужчины в самом расцвете сил») возраст.

Наконец, третий «козырь» - игровые достоинства Коляна. Его яркая, феерическая, искромётная (вспомнились почему-то «брызги шампанского» знаменитого алленаторе Арриго Сакки) манера игры, в которой как в одном флаконе умещались «высокие кокосы», рикошеты и чёткие выходы лицевой стороной хоккейной миниатюры, исполняемые в оба угла, не могла не обратить на себя внимание потенциальных хэдхантеров.

На этом портрет нашего героя можно было бы считать законченным, но… Я же обещал быть честным, поэтому Коля, извини, при всём уважении, вынужден сказать несколько слов «суровой правды»: «Ты - не самый великий король, а всего лишь выдающийся».

Причины, которые не дают Коле, как говорили философы-марксисты, перейти на «качественно иной уровень диалектического развития», коренятся в первую очередь в области психологии. Даже не будучи технически выдающимся игроком, Николай мог бы выигрывать значительно большее количество игр просто за счёт своего колоссального опыта. Однако, получается «не в коня корм». Часто его игра напоминает своеобразные качели: если с самого начала «фишка рубится», то наш герой летит как на крыльях, но если что-то не задаётся… В общем тогда настроение у Коли сразу решительно портится… А когда у него портится настроение, начинается такое, что хоть святых выноси! Тут тебе и сетования на качество настольно-хоккейного инвентаря, и на невезение, и на «тряску поляны» со стороны соперника, который (соперник) вообще полный «ноль» в игре и вообще непонятно, почему на него (соперника) надо тратить какое-то время. Нельзя, конечно, сказать, что вся игра Николая состоит из таких вот «зигзагов», но что есть, то есть. Особенно это оказывается в тех поединках, которые, что называется, должны выигрываться им на классе. Понятно, что в матчах с более опытными и высокоуровневыми игроками, где a priori настраиваешься на отрицательный для тебя результат, неудача не сильно выбивает из колеи, а вот когда перед тобой игрок твоего, или даже более низкого уровня, психологическая устойчивость оказывается очень важна. Нервничая, Николай сбивается на выполнение одних и тех же, привычных для него приёмов (другое дело, что и для соперников они тоже вполне привычны), начисто забывая о существовании, к примеру, «выходов», которые у него в более спокойной обстановке неплохо получаются.

Эти особенности Коли, как в «капле воды», высветились уже в первом нашем поединке, который, как я уже отмечал, выиграл явный аутсайдер, то есть я. Забив ему в первой половине игры несколько шайб, я просто физически ощутил, как он замандражировал. Ещё бы, думаю, что на этого дерзкого новичка с «физиономией гасконца» Николай раньше даже не обращал внимания (а ведь пересекались, Коля, пересекались мы с тобой – на «Портале». Правда, в разных мы там лигах играли, но всё же…)

Отыграв при счёте 2:4 одну шайбу, Николай попытался «поддавить» на меня своим авторитетом, и хотя тогда для меня это было в диковинку, результата такой «грязный», с моей точки зрения, ход ему не принёс. В общем, начало было положено.

При этом я не могу сказать, что Николай для меня слишком удобный соперник. Статистики могут проверить – баланс в личных встречах у нас примерно равный. Наверное, дело в его манере игры – не столько быстрой, сколько какой-то нервической. Прекрасно изучив своего товарища, коллегу и одноклубника, и зная все его «фирменные примочки», я всё равно пропускаю в матчах с ним приличное количество шайб. Недопустимо, товарищ, совсем недопустимо…

Ещё одно «узкое место» в игре моего друга – недостаточно вдумчивый подход к игре будущего противника. Ладно бы, если речь шла о каких-то «желторотых» новичках, у которых и анализировать-то нечего, но вот игру соперников, с которыми ты ранее неоднократно встречался надо как-то разбирать. Помню один случай, когда мне нужна была консультация по игре с Михаилом Марголисом. Ну, его все знают. Как выяснилось, кроме меня. Я-то, как уже писал, игрок совсем новый, поэтому по возможности навожу справки о том, кто как играет, и чего от человека можно ждать. В тот раз обратился к Николаю – ещё бы, ведь у человека такой опыт! Рекомендации были самые обнадёживающие: ничего, мол, особенного, всё очень традиционно – справа, слева, выход вообще никакой. Ни о чём таком плохом не подозревая и встал за поляну и … был бит со счётом 3:8. Определённый колорит игре соперника придавало то, что он проводил свои матчи сидя на специальном стульчике, который, по-моему, привёз с собой (кстати, вот ещё один урок профессионализма – мелочей в нашем деле не бывает!). Но, конечно, не это произвело наибольшее впечатление, а совершенно эксклюзивное исполнение комбинации «правый нападающий – центр», которая раз за разом прошивала мою оборону. Так я испытал на себе действие знаменитого в настольно-хоккейных кругах приёма под названием … «марголис». Ах, если бы я был немножко к этому подготовлен (во время следующей встречи с Михаилом я проиграл ему весьма достойно – 1:2, при этом не пропустил ни одного «марголиса»).

Конечно, в компании столь серьёзных и мастеровитых игроков, какими представляются нынешние представители «Бугра», прогресс Николая даже за последний год очевиден (достаточно поднять отчёты о Невской Хоккейной Лиге, регулярно составляемые Скоробогатовым), однако, признаем, идёт он не такими темпами, как всем нам хотелось бы. Удачные турниры, на которых Николай доходит до финала плей-офф, где в упорной борьбе проигрывает явному фавориту Скоробогатову, сочетаются с необъяснимыми провалами на турнире в Нижнем Новгороде. Поэтому нашему самому опытному «Бугру» есть ещё куда расти!


Дорогу осилит идущий, или как я пробивался в профессионалы (окончание)

Начало было положено. В конце концов, несмотря на не самый лучший результат, «не так страшен оказался этот чёрт» под названием НХЛ, в частности и профессиональный нахок в целом. Стремясь закрепиться на отвоёванном плацдарме, который пока представлял собой совсем маленький пятачок, мы с Гориным ещё до конца 2011 года приняли участие в очередном розыгрыше Невской Хоккейной Лиги, заняв 13 и 15 места (из 15 возможных). Помимо своего друга, который привычно замкнул турнирную таблицу (что поделаешь - тогда это ещё был совсем не тот грозный Горин, который сегодня наводит шорох на всю настольно - хоккейную Россию), мне удалось обойти Юрия Кетова – эпизодически появлявшегося на НХЛ, но так, кажется, и зависшего между любителями и «профи». А уже следующая Невская Хоккейная Лига (17-я, весна 2012 года) стартовала, имея в своих рядах двух новичков, фамилии которых, я думаю, и так всем понятны.

Своё окончательное прощание с любительским хоккеем мне хотелось обставить со всей причитающейся этому событию помпой. А лучшей точки как выигрыш турнира на призы бара «Портал» трудно было себе и представить. Тогда, правда, я и не думал, что моё появление в Озерках (географическое расположение этого заведения) станет для меня последним, рассчитывая ещё поиграть и на любительском уровне. Однако набранные на предыдущих турнирах рейтинговые очки - невеликие, но не позволяющие принимать официальное участие в соревнованиях среди любителей, просто вытолкнули меня на следующий уровень.

Тем обиднее стало то, что турнир я опять не выиграл. Если на предыдущих «Порталах» меня подводила недостаточная уверенность в своих силах, то на этом, состоявшемся 22 января 2012 года, я был, пожалуй, слишком уверен в себе (отчёт о турнире – здесь http://www.stigahockey.spb.ru/?id_news=395 ). Уверенность переросла в самоуверенность после того, как в отборочном турнире я обыграл всех соперников по группе, достигнув 100% результата. Ожидаемый блеск «золотых медалей» на собственной груди (ну или, на худой конец, магнитика с изображением клуба, проводившего турнир) ослепил меня ещё до того, как начались основные игровые баталии. Соперников я просто не замечал, сметая всех на своём пути. Среди них, кстати, была и сестра будущего европейского чемпиона во взрослом разряде Максима Борисова Карина, подававшая большие надежды (ещё бы с таким братом – тренером и спарринг-партнёром!). И вот в тот момент, когда я уже слышал приятно ласкающий слух хит группы Queen… В общем, ребята, я сдулся.

Сестра «великого брата»


Сначала в полуфинале я проиграл хитрющему Игорю Романову, который в течение всего турнира рассказывал всем о том, как у него в этот день не идёт игра (игра, действительно, была невыдающаяся, мягко скажем, тем более, что играли мы на отвратительной по качеству «поляне»), и что, столкнувшись с таким грозным соперником, как я, он чуть ли не готов отдать мне место в финале, «лишь бы его не бросали в терновый куст».

«Тот самый сказочник»


Сказки этого «дядюшки Римуса» возымели свой эффект: считая, что победа у меня в кармане, я стал допускать одну ошибку за другой, и в итоге в финале оказался мой оппонент. Там ему, конечно, устроили хорошую взбучку (Андрусенко), однако мне было от этого не легче.

В матче за третье место с Русланом Тереховым я обнаружил в себе ещё один, доселе неизвестный мне «талант» – проигрывать матчи, которые, казалось бы, проиграть нельзя никак (лучше бы, конечно, наоборот, но этому искусству я научился значительно позже). Уму непостижимо, как можно было вести в одной из двух игр с преимуществом в 4 шайбы, позволить сопернику сначала отыграться, а в овертайме и обыграть меня. Такие «камбэки» в истории настольного хоккея случаются нередко. Игра настолько динамичная, что ситуация на площадке может меняться просто с калейдоскопической быстротой. Поэтому и отыгрыш 3-х, 4-х и даже 5-и шайб – не то, чтобы дело обычное и привычное, но и не экстраординарное. И всё-таки приятно, конечно, творить историю самому, нежели «вляпаться в неё по самые уши» так, как это сделал в тот вечер я…

Руслан Терехов – совершил камбэк с 0:4


Дальнейшее помню с трудом. Не пил… Это помню точно. Страшное опустошение внутри. Какие-то слова поддержки Алексея Горина (он, кстати, занял 6 место). Жест Скоробогатова, который даже чем-то там меня наградил за 4-е место. Удар был настолько силён, что я даже отказался принять участие в традиционной фотосессии для участников плей-офф. Некрасиво, конечно, с моей стороны получилось. Виталик, прости! Простите и все те, кто видит во мне своего кумира, просто «Великого Человека». Слабый я человек, невеликий, одним словом.

Так я окончательно распрощался с мечтой выиграть хотя бы один любительский турнир. Оставалось попробовать себя на другом – более высоком уровне, победа в котором с лихвой бы покрыла неудачи и разочарования моей буйной настольно-хоккейной юности.


И последнее (зуб даю!) небольшое лирическое отступление от темы, или самый добрый, самый человечный Бугор!

Будущие исследователи, тщательно – день за днём - восстанавливающие подробности моей бурной нахоккерской биографии, наверняка обратят внимание на то, что в те «славные времена», когда их герой ещё не держал в своих натруженных руках кубки за выигрыши Swedish Masters, Riga Cup, Helsinki Open Moscow Open, не примерял у себя на груди увесистые медальные блины за победы на ЧМ и ЧЕ (ну а что помечтать нельзя, что ли?), и вообще – делал только первые свои шаги к своей великой цели, его пути постоянно пересекались с ещё одним, тогда малоизвестным персонажем в мире настольного хоккея. Этот персонаж постоянно оказывался «где-то рядом». Рядом с нами – мною и моим Горынычем.

Впервые наши турнирные судьбы пересеклись на ноябрьском «Портале» 2011 года: Я – 9, Горин – 10, а вот ОН – 11. На январском «Портале» ОН вклинился между нами, заняв 5 место (я – 4, Горин – 6). Тоже самое регулярно повторялось на Невской Хоккейной Лиге: 11 января 2012 года Горин, Будаев и ОН расположились соответственно на 17,18 и 19 местах (о том, что это были не «самые высокие места» на той НХЛ я предпочту умолчать). 1 февраля мне удалось немножко оторваться от своего «преследователя» - 19 и 21 места, соответственно. И только 22 февраля 2012 года Илье Пономарёву – поднимем наконец-то занавес, и назовём героя этой главы по имени! – удалось «обставить» меня, опередив на одно место – 20 против 21! Ну как же было не обратить внимание на этого настойчивого мужчину отнюдь не тинейджерского (впрочем, к теме данного произведения возраст его героев не имеет никакого отношения) возраста!

И вообще, будучи «немножко» старше остальных «бугров», Илья производит впечатление самого молодого из них «душой». Не балагур, но его доброе («добрейшей души человек!», как говаривал в своё время другой известный исторический деятель) слово всегда способно было и подбодрить нас, его друзей - бугров, после неудачных турниров, которых, как вы понимаете, в то время было явно больше, чем удачных, и разрядить складывающуюся на фоне этих неудач напряжённость в отношениях между нами.

Добрейшей души человек!


При этом сам Илья очень спокойно, даже с юмором, относился к собственным неудачам, которые тогда преследовали его, особенно на крупных турнирах: на первом для него февральском Кубке России в Санкт-Петербурге (2012) он занял совсем невысокое место, хотя по игре заслуживал явно большего! На апрельском этапе Чемпионата России в Санкт-Петербурге (который, впрочем, провалили все «бугры», «дружно» оказавшиеся в последней – второй – лиге) его результат оказался немногим лучше. Подмечено, что Илья значительно лучше выступает на домашних турнирах, где ему удавалось ставить на место признанных мастеров, вроде Кошмана и Чернова, Никитиной и Милорадова, Данилова и Белавина. А для Игоря Маслобоева, которого Илья неоднократно лишал важнейших очков в чемпионской гонке, встречи с Пономарёвым и вовсе превратились во что-то сродни «кошмару на Невском 108».

Нет, это не Илья, и даже совсем не похож


А вот с выездными турнирами пока до сих пор отношения складывались не так гладко. Столь памятный для автора этих заметок, Кубок Москвы 2012 Илья пропустил, а результаты следующих Кубков Москвы (турнир к тому времени поменял своё название на Moscow Open), хоть и шли по нарастающей (4-е место в Первом дивизионе в 2013 (общее 140 из 205 нахоккеров), и 14 место из 17 участников в одной из полуфинальных групп в 2014 (общее 112 из 179 участников Open), были несколько ниже тех, на которые сам Илья рассчитывал.

Возможно, нашему другу, как герою античных мифов Антею, просто требуется припадать к родной земле, чтобы набраться у неё богатырской силушки. Возможно, необходимо выработать какую-то особую выездную модель, которая позволит радикально улучшить результаты. Возможны разные диагнозы и сценарии, но все мы верим, что уже в ближайшей перспективе он превзойдёт всех нас, как это неоднократно бывало на турнирах Невской Хоккейной Лиги, где ему хватало и мастерства, и хладнокровия.

Вот ещё одно поразительное качество Ильи – эта его способность концентрироваться на игре. Насколько он «свой в доску» в повседневном общении, или в переписке с друзьями (когда-нибудь потомки перечитают нашу с ним переписку в соцсетях. Это лучше, чем переписка Энгельса с Каутским! Эта «штука, я вам скажу, будет посильнее Фауста Гёте»!), настолько же он неподвержен каким-либо провокационным подначкам во время игры. При этом совершенно не имеет значения идёт ли речь о матчах, имеющих статус официальных, или о простом дружеском перекидывании шайбы в каких-нибудь «товарняках» - Илья невозмутим. Упади где-нибудь рядом новый тунгусский метеорит, или окажись Якубович с его «сектор приз на барабане!», я не уверен, что на моего друга это произведёт хоть малейшее впечатление.

Как игрок Илья – ярко выраженный скоростник. Сначала это трудно было назвать «игровым почерком», поскольку последний всё-таки подразумевает хоть какую-то осмысленность (говоря так, вовсе не преследую своей целью обидеть моего дорогого Илюху («Вилька, тарэлька, Илюха пишутся бэз мягкого знака!» - помню!), так как у самого было -и остаётся куча игровых недостатков), но чем дальше, тем больше перед восхищёнными зрителями представала фигура действительно незаурядного мастера. Сохранив способность держать высокий темп игры, в последний год Илья явно добавил в стратегии, тактике, понимании игры. Сегодня с ним действительно играть очень сложно, а о гарантированных очках, как это было когда-то в истории наших с ним противостояний, можно и вовсе забыть.

Именно благодаря этим своим человеческим и спортивным качествам, Илья очень быстро и органично вписался в уже сформировавшийся к тому времени наш с Гориным дуэт, преобразовав его в трио. И за то время, что я провёл в настольном хоккее (думаю, и Горин, и Смирнов, и Сергей Кудинов – наш «легионер» из Черняховска - присоединятся к моим словам), я ни разу не усомнился, что Илья – это как раз тот человек, который был нужен мне и как партнёр по игре, и как друг.

Сергей Кудинов – теперь «бугры» есть и в Калининградской области!


О том, что общего между Северной Америкой и Северной Пальмирой, или есть ли жизнь после сорока

Если вы когда-нибудь гуляли по Невскому проспекту со стороны площади Восстания, то наверняка обращали внимание на кафе «Шоколадницу» – одно из излюбленных мест жителей и гостей нашего города. А если вы проходили мимо указанного кафе, то не могли не обратить внимание на вывеску кинотеатра «Нева». Однако, если вы не киноман, или по какой-либо другой причине не хотите смотреть новые блокбастеры с Брюсом Уиллисом, или Гошей Куценко, то, пройдя всего несколько шагов, вы окажетесь в месте, где сможете удовлетворить совершенно другие потребности. Нет-нет, это не то, что вы подумали! Повторяю ещё раз для особо пошлых – совершенно не то! По крайней мере, не здесь. Место это хорошо известно среди нахоккеров Северной столицы и не только среди них, так как речь идёт о Мекке и Медине настольного хоккея нашего города – клубе «Прометей». Клуб, про который древний Эсхил писал (простите за некоторую нескладность, так как перевод с древнегреческого на русский не позволяет отобразить красоту и величие этого стихотворения:

Да ты – чурбан, коль «Прометей» не видел;

Осёл – коли увидев, не пришёл в восторг;

Верблюд – коли покинул его по своей воле

Если вы неравнодушны к игре, в которой жёлтые фигурки, изображающие по замыслу инженеров фирмы «Стига» национальную команду Tre Kronor, противостоят бело-синим Suomi, то ваши пути-дорожки рано или поздно приведут вас сюда. Ну а раз вы сюда попали, то вам, конечно, будет предложено: А) купить «практически новую, находящуюся в великолепном состоянии хоккейную площадку и – что особенно приятно – ну просто по совершенно смешным ценам». А кто не верит – проверьте: у конкурентов из «Спортмастера» цены намного выше, а качество… качество вообще за границами добра и зла. Но если вы только не пришли в «Прометей» для того, чтобы сделать подарок своему карапузу (карапуза, кстати, тоже можно привести, ибо некоторые карапузы оказываются более мастеровитыми нахоккерами, нежели их взрослые папан и маман), если у вас при этом нет никаких предрассудков, касающихся статуса настольного хоккея как забавы не «для настоящих мужчин», и, наконец, - самое главное, - если вы не считаете себя абсолютным Доком в этой игре и обладаете крепкой психикой, то в отношении вас вступает в силу пункт

Б) переброситься пластиковой шайбой с кем-нибудь из завсегдатаев клуба и уже много лет существующей на его базе НХЛ - нацио …

простите - Невской Хоккейной Лиги

Как и у заокеанской тёзки у нашей НХЛ тоже есть своя эмблема. Более того, в последнее время про неё даже снимаются клипы


http://www.youtube.com/watch?v=YboGVkEpU6s

Если вы выбираете второй вариант, то скорее всего вы сразу же попадёте на основателя, организатора, хоккейного коуча Виталия Скоробогатова. Точнее на него вы «попадёте» в любом случае, так как продажа стиговских площадок тоже находится в руках этого человека, сочетающего в себе незаурядный талант коммерсанта и мастера обращения с пластиковой шайбой. Вот тут-то вам и пригодится устойчивая нервная система, о которой я говорил выше, поскольку и у более опытных мастеров манера игры Виталия зачастую вызывает очень сильные эмоции, что уж говорить о новичках, на которых сразу же будет обрушена увесистая такая гроздь, состоящая из «велодромов», «обратных велодромов», «классических трёхходовок», «рикошетов», и прочих приёмов, которые не всегда могут быть чётко идентифицированы.

Но если Виталий вдруг будет чем-то занят (да той же бухгалтерией) – это вовсе не повод для того, чтобы вот так сразу покидать приветливые стены «Прометея», поскольку у нас в НХЛ хватает и других мастеров, готовых предложить вам свои услуги. Здесь я, конечно, покривил душой: нахоккеры – люди гордые, бегать ни за кем не будут. Но и великодушия им не занимать, поэтому на вашу просьбу «погонять шайбу по поляне», наверняка, отреагируют благосклонно.

Состав нашего настольно-хоккейного сообщества не отличается постоянством – каждый год кто-то уходит, кто-то приходит. Поэтому очень трудно заранее предсказать, с кем именно сведёт вас судьба. В одном можно быть уверенным – эти люди знают толк в своём ремесле, поэтому пользу вы, наверняка, получите при любом раскладе игровых фишек. Вот лишь некоторые возможные варианты.

О Михаиле Сивакове некоторые говорят, что это «Скоробогатов 2.0», но так могут говорить только люди, которые совершенно не разбираются в нашем ремесле, поскольку общим у этих двух мастеров (без всяких кавычек) является разве что очень темповая игра. Настолько темповая, что в первое время новичкам только и остаётся, что крутить головой из стороны в сторону, пытаясь уследить за перемещениями шайбы (недоброжелатели называют такую игру «шайбометанием», ну на то они и недоброжелатели!). Самое неудачное решение, которое может выбрать соперник наших «темповиков» - попытаться посостязаться с ними в скорости. Ребята – учите матчасть! Это же всё равно, что угнаться за парнем, который изображён на картинке снизу

Набор используемых Виталием и Михаилом приёмов и тактик будет серьёзно отличаться. «Кокосы» у Сивакова значительно глубже, чем у Скоробогатова, оборона (Виталий, извини – на вкус, конечно!) – надёжнее. А кроме того, Михаил совершенно изумительно исполняет «змейку» - эту высшую математику нахока! Зато Сиваков – эстет от хоккея: удовольствие от самого факта контроля над шайбой для него подчас перевешивает простое удовольствие увидеть её в воротах соперника. Скоробогатов же, безусловно, более прагматичен и никогда не забывает о том, что в нахоке побеждает тот, кто больше забрасывает.

В игре Михаил всегда очень сосредоточен


Из тех, кто любит «погорячее», в смысле побыстрее, я могу посоветовать обязательно встретиться с мастерами пластиковой шайбы из города Череповец. Жили мы ребятки тут у себя в Питере, жили не тужили, «варились в собственном соку», пока не приехали к нам гости из Череповца – Виктория Ларичева и Александр Озеров. И образовали они целое «череповецкое землячество». Связей с «родными пенатами», как и положено, не порвали, ибо, как известно, «бывших» череповчан не бывает.

И засверкала спортивная жизнь в нашем городе новыми красками. А особенно выиграла от такого «вливания» именно НХЛ, потому как и Вика, и Саша стали частыми посетителями клуба на Невском 108. Не сразу разобрались местные мастера что к чему, и как этот «Череповец» следует употреблять – с перцем, хреном, чесночком, или ещё как. Но если лучшие питерские нахоккеры со временем нашли какое-то противоядие, то игрокам классом пониже (например, Вашему покорному слуге) до сих пор приходится не сладко в противостоянии с этой «сладкой парочкой». Лично у меня в матчах с ними – одна надежда: может быть какие-нибудь магнитные бури в космосе, и от этого традиционно присущая Озерову и Ларичевой реактивная игра (чёрт его знает, чего они там в Череповце своём так быстро играют? Может быть у них там какая-то природная аномалия?) именно в этот день и не пойдёт. А больше вроде бы и надеяться не на что…

Виктория Ларичева: картина, уже ставшая привычной


Впрочем, и такими мы тоже бываем


Ещё один «ультра-череповец» - Александр Озеров. Нет, вы только посмотрите – и тоже с призами!


Очень не советовал бы вам проверять свою самооценку в матчах с Игорем Маслобоевым. Маслобоев, конечно, мастер, каких поискать. При этом с ним совершенно невозможно играть на счёт, и не потому, что вне зависимости от статуса матча и класса соперника, он будет играть с полной выкладкой. Естественно, что счёт для вас будет не из тех, что позволяет сохранить остатки самоуважения (по мне в одной из первых игр он проехался как асфальтоукладчик – 13:1). И совершено это «убийство средь бела дня» будет вовсе не потому, что что-то ему сделали, или что-то у него украли, а просто потому, что по-другому Игорь играть не умеет.

Но, Боже упаси вас в чём-то нарушить его победоносные планы, так как выдержка, такт, «милость к падшим», к величайшему сожалению, не относятся к сильным качествам многократного победителя НХЛ. Если вы играете плохо, но при этом забрасываете ему шайбу - вам обязательно будет поставлено на вид то, что в живёте вы на «подставках»; если вы играете хорошо, но не достаточно разнообразно – вас обзовут «задротом» (сленг: нахоккер, который много тренируется), и уколют указанием на то, что при том времени, которые вы тратите на тренировочный процесс, ваши результаты могли бы быть намного лучше; если вы играете просто хорошо и разнообразно – и тут не ждите «высочайшей похвалы» - просто… ну просто «не день Бэкхема», и всё тут.

Игорь Маслобоев.


Бывает и так: не день Бекхэма…


Перед игрой с Александром Даниловым неплохо запастись набором дверных отмычек, а ещё лучше – тараном, причём отменного качества, поскольку взламывать вам предстоит одну из лучших оборон нашего города, если не страны. Ну и терпения… терпения… терпения… Вся игровая концепция этого мастера нахока строится на постоянном контроле шайбы и выверенном исполнении приёмов, о которых в силу их многократного применения Александром все прекрасно знают, но найти противоядие против них не всегда возможно. Зато, когда такое «чудо» случается – вы можете считать, что не даром едите свой хлеб! Лично я вспоминаю в таких случаях Петра нашего Первого с его репликой по случаю взятия города Нотебург (Орешек)

"Зело крепок сей орех был, но славо богу, счастливо разгрызен"


Случается, что сразу после игр с такими хоккейными мастодонтами, как Данилов, Скоробогатов или Маслобоев, новичку выпадает играть с Еленой Никитиной. Первая мысль, которая приходит в голову этому несчастному бедолаге при её виде – «Ну, вот сейчас-то я и отдохну!». Горе тому, кто так думает, ибо хватка у этой внешне хрупкой девушки просто железная! Чуть расслабишься, и уже не выберешься. Отсюда вывод – «Внешность часто бывает обманчива!». Игра в обороне у Лены построена не хуже, чем у Данилова. Кажется, что она предвидит каждый твой шаг. А в атаке берёт аккуратностью в исполнении приёмов. Поэтому в матчах с ней можно рассчитывать на то, что именно с вами-то у неё как раз и не пойдёт. Да разве что ещё и на собственное везение. Конечно. Если вы сами не выдающийся мастер. Но мы-то сейчас не от их имени пишем, верно?

Лена Никитина: внешность часто бывает обманчива!


Хороша НХЛ! Эх, хороша! Хороша она тем, что позволяет попробовать себя с людьми с совершенно разными судьбами, да к тому же исповедующими разные стили игры. Вот, пожалуйста, Сергей Исаев – человек, для которого хоккей вроде бы и что-то несерьёзное. Так, хобби. Но с какой самоотдачей он всегда играет! Сергей – человек из театральной среды (к сожалению, Серёжа «рано ушёл от нас» … в театр. Но мы его честно предупредили, что у нас длинные руки, и просто так такого «матёрого мастера» никто их нахока не выпустит), поэтому в игровые дни с его участием меня не покидало ощущение, что рядом с ним витает дух Станиславского, который постоянно кричит ему «Не верю, Серёжа! Ну не верю!»

И ведь приходится соответствовать! Поэтому как бы ни складывался порой исход вашего противостояния с Сергеем (бывало - я у него выигрывал, бывало – он у меня), расслабляться с ним нельзя было вплоть до финального свистка. Жалко, правда жалко, терять такого человека и партнёра по хоккею! Поэтому ещё раз попросим все дружно: «Серёга, возвращайся!»

Сергей Исаев – тот самый, который «рано от нас ушёл»… В театр!


А вот вам пример совершенно другого подхода к нахоку. Михаил Коваленко – антипод Сергея Исаева. Не только в том смысле, что Сергей от нас ушёл (все мы верим в то, что временно), а Михаил остался. И не только с точки зрения стажа пребывания в нашей игре – у Сергея – с 2009, а у Михаила – страшно сказать! – с 2001 (да вы все птенцы желторотые по сравнению с Коваленко!). Михаил – нахоккер, исключительно аккуратный в обращении с игровым снарядом. Никогда не позволит себе лишних движений с шайбой. Каждый шаг у него тщательно выверен. Когда он собирается исполнить «миликангас», складывается впечатление, что это канонир, заряжающий пушку. Можно представить себе, какое волнение испытывают его оппоненты, наблюдающие за тем, как решается их судьба.

Кроме всего прочего, Коваленко – игрок командный, причём за «длинным легионерским рублём» не гоняющийся. Миша – настоящий патриот, верой и правдой с 2003 года (!) состоящий на службе у одной единственной Команды – «команды молодости нашей, команды, без которой нам не жить!»

Извините, провокация…Хакеры страницу взломали


Нет, ребята, к величайшему нашему сожалению, это и не «Бугор» (Миша! Может подумаешь ещё, а?). Впрочем, коллектив этот и без того слишком известен, чтобы ещё раз произносить его название. А кто не знает – посмотрите на логотип, гордо украшающий широкую грудь нашего героя

Старый пират Михаил Коваленко. Сколько же славных «посудин» было взято им на абордаж!


Но вот действительно вам, господа, начинающие свой путь в хоккее, повезёт, если в день вашего дебюта на Невском 108 в «Прометей» пожалует кто-нибудь (а возможно они подойдут и вдвоём, но это уж будет совершенная удача, таких даже на моей памяти было всего несколько!) из супружеской четы Белавиных – Ирина и Дмитрия. И то, что ни Ирина, ни Дмитрий не являются постоянными членами НХЛ – вам в плюс, так как, не решая серьёзных турнирных задач, они тем охотнее поделятся с вами секретами своего мастерства, подскажут, что не так вы делаете. Они не будут «киллерствовать», как другие нхловские монстры, или самовыражаться за ваш счёт, как это порой свойственно «рыбёшке» поменьше, которая только так – через поедание совсем уж неумелого планктона из новичков и начинающих - и может удовлетворить свои амбиции (грешен, ох грешен! – сам был замечен в таких чувствах). Они просто покажут вам, как нужно ИГРАТЬ в эту игру.

Приводить какие - то доказательства не буду. Просто посмотрите на снимок ниже

Да, всё это они – «птенцы гнезда Белавиных». Это, наверное, самый успешный настольно-хоккейный проект в России – команда «Маска», имена игроков которой – Афонин и Павлов, Степанов и Жолобов, Иванов и Даша Обухова (а это я беру только нынешнее поколение!) – или уже хорошо известны в кругах российских любителей нахока, или будут известны в ближайшее время. Хотя, пожалуй, нет. С молодёжью всё может быть – ветрены-с, знаете-с.

Другое дело, старые проверенные кадры. Вот Игорь Будилин, например. Человек в нахоке – страшно даже сказать! – с 2000 года. Уже и сына подтянул – будет в чьи руки передать эстафетную палочку; будет, с кем поделиться воспоминаниями о героических триумфах на склоне лет (хотя до этого ещё ой как далеко!). Неважно, что крупных побед у Игоря пока ещё не было (был однажды Игорь близок к о-о-очень высокому месту на НХЛ, да помешал ему … я. А ведь там за победу ещё и самокат прилагался! До сих пор неудобно перед человеком. Игорь, прости, пожалуйста! Ты же ещё молодой. Всё у тебя ещё впереди. А мне та победа тоже очень даже нужна была). Будут! Надо только верить в лучшее. Тем более с его опытом… Тем более с возможностью такого спарринга, как сын Андрей. У меня вот такого партнёра дома нет, а значит и рост настольно-хоккейного мастерства у тебя, Игорь, должен происходить в два раза быстрее, чем у меня!

Игорь! Прости меня, пожалуйста! И пусть этот самокат (с двигателем! Специально для тебя подбирал!)послужит нашему будущему примирению!


Больше в хоккее Будилиных - хороших и разных!


А вот Антон Киселёв с Алексеем Черновым – «два стойких оловянных солдатика», которые в настольном хоккее с того времени, когда кое-кто из нынешних звёзд, ещё, извините за не литературность, «пешком под стол ходил». Вот это действительно корифеи, у которых поучиться. «Уходящие натуры» в том смысле, что сейчас, пожалуй, в настольный хоккей так, как они у нас в городе мало, кто играет. Теперь всё больше прагматики, специалисты по «дал» (на выход) – «забил» встречаются. Алексей же с Антоном, притом, что больших игровых антиподов ещё поискать нужно (а как друг друга подзуживают – один «киселямб» - дружеская подначка со стороны Чернова – чего стоит!) являют собой редкий пример романтиков без всяких там «ножа и топора». Всесторонняя игровая подготовка, великолепная техническая оснащённость, и никакой зашоренности на схемах – качества, которые позволяют ребятам вот уже более 10-ка лет занимать верхние строчки во всех настольно-хоккейных шорт-листах.

Кто-то скажет – ну эти-то «с ярмарки едут». А я верю, что ещё тряхнут стариной наши ветераны на турнирах самого высокого уровня! И поднимутся они на пьедестал, как нередко такое случалось с ними в прежние времена. Хотя, если вдуматься, какие они ветераны?! – моложе меня! Даже возраста «сорокалетних неудачников» ещё не достигли). Так что точно ещё и услышимся и увидимся!

Да, были люди в наше время,

Не то, что нынешнее племя:

Богатыри — не вы!


Много людей прошло через Невскую Лигу. Кто-то из пришедших задерживался в нём подольше, кто-то – уходил, с тем, чтобы затем вернуться, кто-то – просто промелькнул, заглянув к нам на «огонёк» по какой-то своей надобности. Наверное, были и те, на кого вся эта разношёрстная «компашка», занятая столь специфическим делом, произвела достаточно странное впечатление. Помню недоумение одного моего знакомого, который, приехав в «Прометей» за дисконтной поляной для своего сына, обнаружил за одним из игровых столов вашего покорного слугу. «А ведь производил впечатление такого солидного человека» - наверное, подумал он при встрече со мной. А может быть ничего такого он и не подумал – считайте, что это мои домыслы. Понятно, что такие надолго у нас не задерживались. Но если человека, что называется «зацепило», если он чувствует, как при звуке настольно-хоккейного джингла ему в кровь вбрасывается адреналин, то о таком человеке, безусловно, можно сказать, что он «наш человек». Рано или поздно ты обнаруживаешь его за таким же столом, как у тебя, «скрещиваешь с ним клюшки», открывая таким образом счёт вашему с ним индивидуальному противостоянию.

Люди, которых я встретил за время своих выступлений на турнирах в «Прометее» (может быть не самое большое, но, поверьте, достаточное для того, чтобы разобраться, что к чему), безусловно, очень разные – и по полу, и по возрасту, и по характеру, и по отношению к ИГРЕ, и, конечно, к жизни. Среди них есть люди творческих профессий (актёры, музыканты) и преподаватели, наёмные работники и бизнесмены, госслужащие и те, кто занят в частном секторе, руководители и те, кто, что называется, «сам себе режиссёр». Вообще вполне себе такая репрезентативная выборка, которая может служить срезом всего нашего российского общества. Конечно, у каждого из нас могу быть свои «тараканы в голове» и, подозреваю, найдутся и свои «скелеты в шкафу». Но вот, кого я совершенно точно не вижу среди своих друзей, знакомых, коллег, партнёров, соперников по НХЛ, так это «сорокалетних неудачников», как как-то в сердцах окрестил наше комьюнити один мой коллега, очевидно, и, наверное, не без оснований, считающий, что уж в его-то жизни всё точно сложилось как надо. Я вот, по крайней мере, совершенно точно не чувствую, что, оказавшись среди этих людей, я совершил какую-то ошибку, поскольку трачу своё драгоценное время на забавы с кусочком из пластика, вместо того, чтобы посвятить его семье, работе, творчеству, ещё чему-то. Хватает! На всё это, и многое другое – спросите у людей, которые хорошо меня знают.

А что до возраста, так всем же известно, что человеку столько лет, насколько лично он сам его ощущает. И даже пенсия, как говаривал незабвенный Печкин – не приговор, а повод начать новую жизнь.

А вы говорите «сорок», «критический возраст»! Полноте, мы ещё ох как повоюем!

Разве мы похожи на людей, переживающих критический возраст?


Всегда ли первый блин комом, или первый крупный турнир

И вот пришёл тот долгожданный день, когда мне суждено было «скрестить клюшки» с лучшими мастерами нахока нашей страны. Борисов и Ортинов, Титов и Захаровы, Зайцев и Простаков, радостно распахнув свои дружеские объятия, при встрече хлопали меня по плечу и все, как один, говорили «Добро пожаловать, старичок! Мы тебя все тут давно заждались!» Сто-о-оп! Артём Александрович, опять вас заносит! Ну фальшиво же, ненатурально. Хотелось бы, конечно, чтобы это было так, но в жизни так не бывает. А бывает совсем иначе и очень прозаично.

У каждого нахоккера когда-то был свой первый крупный официальный турнир. И каждый из нас, наверное, где-то «очень в глубине» своей души надеялся на то, что к нему сразу же придёт успех, а с ними слава, известность, признание со стороны лучших в своём деле. «Надежды юношей питают»… Заканчивалось это в абсолютном большинстве случаев тоже известно чем … низшими лигами. А далее – причём продолжительность такого «инкубационного периода» могла быть самой разной - в зависимости от степени выраженности своих дарований, готовности тратить время и силы на их совершенствование, а часто и простого везения, ты либо там же - на уровне низших лиг и остаёшься, либо – поднимаешься выше. В любом случае, человек, начинающий играть в настольный хоккей, должен быть готов к тому, что какое-то время ему придётся поиграть с соперниками явно не топ-уровня, лишь изредка – в отборочных турнирах – пересекаясь с небожителями типа Борисова, Захаровых, Лампи, Ортиновым, Цайцсом и немногими другими. Возникает, правда, большой вопрос, захотят ли небожители играть с представителями хоккейного планктона с полной выкладкой. Здесь могут работать разные факторы, которые порой могут осчастливить явного аутсайдера в виде набранных очков. Это и благодушное настроение «великих», и турнирный расклад, когда к моменту встречи с тобой явный фаворит уже решил свои задачи, так что тратить силы и энергию на матч с тобой ему может быть совершенно и не хочется. А если кто-нибудь из «великих» ещё у вас и в друзьях… Ну тогда, про вас можно сказать, что вы просто ухватили «Бога за бороду»! Ни на что, конечно, такое напрямую не намекаю, но всё-таки … Но чаще всего победы над более мастеровитыми игроками для таких нахоккеров, как я, всё равно остаются чем-то из области фантастики. Наверное, поэтому они так хорошо запоминаются. Так что, господа – топы, не забывайте о том, чтобы почаще радовать нас. Если бы вы знали, как приятно потом в дружеской компании таких же «лузеров», как ты, за кружечкой пива (или без неё) посмаковать подробности своей игры с каким-нибудь стиговским терминатором!

Данная фраза не является рекламой алкогольных напитков!


Интересно, а небожители тоже помнят такие игры? А, небожители? Сомнительно, конечно, хотя ряды настольно-хоккейной общественности, к сожалению, слишком тесны, поэтому яркий дебют какого-нибудь новичка вряд ли остаётся незамеченным.

Ко мне всё это не имеет отношения, поскольку моё появление на крупных хоккейных форумах трудно назвать каким-то ярким. Хотя провальным тот первый свой год в профессиональном настольном хоккее я тоже не считаю. Психологам хорошо известно, что лучше всего запоминаются первые и последние ощущения. И 2012 год в целом, и первый свой большой турнир я помню хорошо. Было это на Открытом Кубке России в феврале 2012 года в уже полюбившемся за несколько лет всем отечественным нахоккерам спорткомплексе PRO на Нарвской.

Наше PRO – наше всё. Где-то там есть и я … А кто найдёт тому и …


Перед турниром наша «великолепная тройка» (я, Ильич и Илья), которая ещё не стала ни «четвёркой», ни «пятёркой» (присоединение Николая, а тем более Сергея Кудинова к основе «Бугра» произошло несколько позже), прикидывая свои турнирные перспективы, не находила ни малейших поводов для оптимизма. Низкий рейтинг каждого из «бугров» сулил очень тяжёлый «посев», а откровенных аутсайдеров было совсем мало, и все они, естественно, оказались разведены с нами по группам. Достаточно посмотреть на состав 6 отборочной группы, в которую попали Люторович, Александр Милорадов, Киселёв, Ортинов, Городницкий Марк, Павлов, Окунев, Малыгин и Афонин, чтобы представить себе насколько иллюзорны были наши шансы на попадание хотя бы не в самую низшую лигу. Но если в случае с Ильёй и Алексеем прогноз оправдался на 100% - ребята, к сожалению, не смогли на двоих выиграть ни одной игры, и по итогам игр в группах отправились во Первую Лигу, то мне удалось с ходу попасть сразу же в Высшую Лигу (из-за малого количества заявленных игроков на том турнире было всего две лиги – Первая и Высшая).

Из 7 своих соперников «по зубам» мне были трое – Олег Бубнов, Михаил Никитин и отец нашей главной знаменитости Олег Борисов. Больше надежд было на поединок с Бубновым, поскольку его уровень представлялся мне немногим выше моего. Однако, неизвестно, где найдёшь, где потеряешь – Бубнову я проиграл одну шайбу (сказалось то, что это была самая первая игра), а вот у Никитина и Борисова я выиграл, причём у последнего очень даже убедительно – 5:1.

Миша Никитин, конечно, хорош и очень конкурентоспособен, а уж меня тогда он должен был обыгрывать. На результате, видимо, сказалось, отсутствие серьёзной игровой практики. А свой высокий уровень он подтвердил, «взяв» Первую Лигу. Этого, впрочем, могло бы и не случиться, если бы не … Илья Пономарёв. А помог он Михаилу тем, что, сыграв вничью с Гориным, отобрал у последнего важнейшее очко. Набери Алексей это очко – и первое место его. Но … принципиальность «бугров» в который раз сыграла против них же самих, и первый приз ушёл к Никитину.

Призёры Первой Лиги. Наш человек с медалью!


Феномен же старшего Борисова, безусловно, заинтересует всех тех, кому неравнодушен настольный хоккей. Обладатель очень оригинальной техники, он специализируется на исполнении приёмов, которые редко можно увидеть у кого-то другого. Конечно, игроков высокого уровня такими «номерами» не удивишь, но вот соперников попроще Борисов часто озадачивает. Тем более, что, будучи достаточно редким гостем на профессиональных турнирах, он просто не успевает приучить к своим приёмам своих потенциальных визави.

Мои благодетели – Олег Борисов и Михаил Никитин. Люди, благодаря которым я на первом же своём профессиональном турнире смог выйти в «вышку». Спасибо вам большущее, ребята!


Очевидно, что на том первом для меня турнире в игре с Борисовым мне просто повезло, поскольку он просто не знал, чего от меня ждать. В последующем мы играли с ним с переменным успехом. Как игрок более опытный он компенсировал своё отставание от меня в каких-то игровых элементах более внимательным отношением к исполнению своих фирменных приёмов. Реванш он взял уже в тот же день, когда обыграл меня в Высшей Лиге (2:1).

Таким образом, не успев, как следует, даже испугаться, я неожиданно для себя оказался в «вышке». После такого успеха, собственно говоря, я мог «курить бамбук», поскольку любой итоговый результат в ней решительно ничего испортить мне не мог. Поэтому и играл я расслабленно, по принципу «не съем, так покусаю». И кое-кого покусал достаточно здорово. Например, ещё не «великого и ужасного», но уже достаточно хорошо известного среди нашего небольшого стиговского комьюнити Мишу Шашкова. С Мишей мы сыграли бесчисленное количество матчей, в которых он, как говорится в известном анекдоте про попугая обыгрывал меня «и тушкой, и чучелом», но вот именно в тот день Давид «завалил» Голиафа (случаются чудеса в нашей игре, случаются!).

Кто не слышал могут ознакомиться тут:


http://www.anekdot.ru/scripts/anekdotid.php?ids=-1082619024,-451500002,- 10028684&query=%D7%F3%F7%E5%EB%EE%EC+%E8%EB%E8+%F2%F3%F8%EA%EE%E9

Для Миши то поражение от настольно-хоккейного «карлика» должно быть тем более обидно, что, возможно, именно из-за него он занял 9 место в Высшей лиге «А», отстав всего на одно очко от 8-го, дающего право играть в плей-офф. Миша! Я до сих пор сожалею о содеянном. Но настольный хоккей – суровая штука. Если это хоть как-то скрасит горечь разочарования от непопадания в стадию игр на выбывание прими в подарок хотя бы эту фотографию!

Скромная компенсация для Миши


А вот у Коли Смирнова я выигрывал к тому времени настолько регулярно, что успел превратиться для него в настоящий кошмар и «ужас, летящий на крыльях ночи».

«Я ужас, летящий на крыльях ночи!». Наверное, именно так с определённых пор я стал представляться Коле Смирнову


Если бы к этим победам я добавил бы очки в матчах (нет, соперники уровня Маслобоева, Федосеева, Скоробогатова могут спать спокойно – в играх с ними мне ничего не светило) с соперниками, ненамного превосходящими меня в уровне игры, то в итоге был бы, конечно, повыше своего 19 (из 20 игравших в Лиге) места. Но вот Нестору Платкову я проиграл с неприличным счётом 1:9. Проиграл и совсем хрупкой девушке Юстине Бубновой 0:5.

Юстина Бубнова


Эти поражения несколько привели меня в чувство, показав моё настоящее место в настольно-хоккейной иерархии. Всё-таки я был ещё только в начале пути, а мой игровой опыт был кратно меньше какого-нибудь юниора. Взять хотя бы Никиту Павлова. К своему удивлению, я обнаружил, что с Никитой у нас примерное равенство по количеству официальных турниров – 137 на 132 в мою пользу. Не беру даже в расчёт тот факт, что, по большому счёту, мы начали играть с ним практически в одно время – в 2011 году, поскольку его появления на турнирах до этого момента носили эпизодический характер. Вся эта «цифирь» всё равно не даёт адекватного представления об этом юниоре. Ведь большинство моих турниров – это Невская Хоккейная Лига, в то время как Никита, благодаря своей «подвижнице» - маме, за последние годы объездил, наверное, все «города и веси» России и прилегающей к ней сопредельных государств – от Белоруссии до Латвии.

Никита Павлов, несмотря на «нежный» возраст – очень «крепкий орешек»


Жизнь по принципу «У вас играют в настольный хоккей? Тогда мы едем к вам!», наряду с неплохими результатами, позволила Никите уже сегодня снискать себе известность среди любителей нашей древней игры. Да и в «Маске» - этом инкубаторе настольно-хоккейных дарований - Никита, наверняка, имел (и имеет) очень серьёзную практику.

Однако, как известно, «аппетит приходит во время еды». Попробовав на вкус хоккей самой высокой пробы, мне уже трудно было остановиться, поэтому после покорения Северной столицы мне оставалось только повторить слова классика «В Москву! В Москву!»


«Москва как много в этом звуке …», или мой первый выезд

Хочу заметить, что для меня смысл, вложенный в слова пушкинского героя, приобрёл свою актуальность именно благодаря моей Игре. Это ни в коей мере не говорит о какой-то присущей мне москвофобии (любители порассуждать о застарелой неприязни одной столицы к другой могут расслабиться). Просто длительное время моя жизнь служила опровержением выведенного социологами, экономистами, и прочими «учёными грамотеями» закона о том, что в России как в стране с ярко выраженным вертикальным принципом отношений между Центром и всем остальным, хочешь не хочешь, а с Москвой столкнёшься. Так вот я не сталкивался – ни по бизнесу, ни по каким-то своим творческим проектам. Интерес к путешествиям во мне проявился уже после того, как незабвенный градоначальник Юрий Михайлович со своей тягой ко всему «величественному, размерному» изменил архитектурный облик «первопрестольной» настолько, чтобы отбить желание посмотреть на неё вблизи.

В Москву я приезжаю играть в хоккей, хотя допускаю, что в будущем образуются какие-то «завязки». А пока этого не произошло, буду писать преимущественно о своих спортивно-игровых впечатлениях. Благо, их за три последних года накопилось немало.

«Каждый год 31 декабря мы с друзьями ….» .

Едем в Москву.

Меня тут нет, но в душе я с ними – моими друзьями


Правда, не в декабре, а в марте. И не «пыво питы», как кто-то мог бы подумать, а играть в настольный хоккей. Ибо каждый уважающий себя нахоккер знает, что каждый год в марте месяце Москва становится настоящей Меккой настольного хоккея. Именно в это время в ней проводится Кубок Москвы (последние два сезона официальное название турнира - Moscow Open). Это как Уимблдон для лаун-тенниса, как Тур де Франс для велоспорта. Победа на этом турнире равносильна званию неофициального чемпиона мира. Но Moscow Open лучше, чем корты королевского теннисного клуба, хотя бы тем, что в нём может принять участие абсолютно любой из тех людей, кому неравнодушен настольный хоккей. А может и равнодушен – просто зашёл «на огонёк», а тут… Ба! Такая экзотическая, понимаешь, игра! Как не попробовать?!

Строго говоря, самая первая моя поездка в Москву, датируемая мартом 2012 года, не имела к столице нашей родины прямого отношения, поскольку Кубок Москвы в тот год проводился в Мытищах – на знаменитой «Арене Мытищи».

Это был последний «аттракцион невиданной щедрости» от царя Михаила (Марголиса), в котором всё было по высшему разряду – и организация встречи участников Кубка, и привлечение к турниру звёзд первой величины, и солидный призовой фонд, который во многом под «звёзд» и составлялся. Что поделаешь? – звёзд надо чем-то привлекать (При этом я не собираюсь сравнивать между собой Кубки Москвы Марголиса и Moscow Open Титова – оставляю это для людей, у которых прав и возможностей на компетентные суждения на этот больше, чем у меня). И многое-многое другое, из чего старожилы настольного хоккея особенно выделяют неформальные встречи в клубе «Бобби Дэззлер». О последнем лично ничего засвидетельствовать не могу. «Мёд - пиво» в нём не пил, поскольку в столь «высокие сферы» не вхож. А вот что на меня произвело впечатление, так это помпезная церемония открытия с участием хоккеиста (настоящего!) Трощинского и певицы (тоже всамделишней) Ларисы Долиной, исполнившей гимн России.

Фотографией Долиной я долго козырял перед женой, тщетно пытаясь убедить её в том, что «такой, понимаешь, хороший певица» не мог бы интересоваться «ерундой», которой, по мнению моей благоверной, я всё это время занимался. На что супруга резонно замечала, что Долиной, наверное, хорошо заплатили. А дело вовсе не в любви к хоккею. Склоняюсь к мысли, что здесь жена действительно была права.

Открытию турнира предшествовало награждение «великих», среди которых не было разве что Борисова (но он тогда ещё и не был тем самым Великим Борисовым) - Лампи, Нуттонена, Дмитриченко, Цайцса – людей, которых я до этого действительно видел только на канале YouTube во время просмотров матчей с их участием. Исключение составлял Олег Дмитриченко, знакомство с которым состоялось в поезде (который я про себя называл «паровозик Стига» из-за того, что значительную часть его пассажиров составляли члены питерской делегации нахока), и которого я, по-моему, привлёк необычностью истории своего прихода в настольный хоккей. Ученик привёл учителя - действительно готовый сюжет для какого-нибудь блокбастера со счастливым концом, в котором старенький учитель припадает к груди своего ученика – двоечника, восклицая: «Хоть ты, конечно, и поганец, но за то, что ты открыл мне эту великую игру, я тебе всё прощаю!

Всё это, конечно, не могло пройти бесследно для моей хрупкой психики – я был просто подавлен величием происходящего. В домашнем архиве мне удалось оттыкать документальное подтверждение того, в каком неустойчивом состоянии я находился в тот момент.

Ребята! Честное слово, я не пьющий! А фотографу руки надо оторвать!


Затравленное лицо человека, которого вот-вот принесут в жертву настольно-хоккейным богам. И на контрасте с этим «фэйсом» - буквально-таки олимпийское спокойствие моего друга

Глядя на это мужественное, величаво-благородное лицо, можно подумать, что у этого человека за плечами не один турнир Big Six (турниры большой настольно-хоккейной шестёрки - Czech Open, Swedish Masters, Riga Cup, Helsinki Open, Norway Open + собственно Moscow Cup (Open) самые престижные в настольном хоккее), которых между тем у него не было вообще. Железной выдержки – главного достоинства моего друга – впрочем, оказалось недостаточным для того, чтобы компенсировать отсутствие опыта участия именно в больших турнирах. В своей отборочной группе он занял 16 место, а в 4 Лиге, куда он в итоге «отобрался» -17. Но если первый результат был, что называется, по делу, то в Лиге он мог и должен был быть лучше, поскольку соперники там были Алексею вполне по силам.

Мой результат оказался несколько выше. От группового турнира, помимо сухой статистики, осталось впечатление того, что ты попал на какой-то чемпионат стран Балтии. В группе примерно из 20 человек было 7 или 8 прибалтов. В основном латвийцы, хотя подозреваю, что там были ещё и литовцы. Подтвердить это субъективное впечатление, к сожалению не могу, т.к. статистические данные именно того Кубка Москвы в инете не нашёл (думаю, что их теперь там и не найти) а привычкой ходить с альбомчиком и записывать когда и с кем я сыграл, тогда ещё не обзавёлся.

Полезная, кстати, вещь, этот альбомчик. Конечно, есть определённые неудобства, связанные с тем, что перед играми ты, вместо того, чтобы тренироваться, судорожно пытаешься прорваться к расписанию через плотные ряды таких же любителей индивидуальной статистики, как ты. Зато затем имеешь возможность, во-первых, в режиме он-лайн отслеживать свои результаты, не полагаясь на память или «специально обученных людей», ответственных за оперативное внесение результатов в компьютер и их выведение на мониторы. Во-вторых, выстраивать стратегию своих действий, заранее отмечая на какой стадии тебя ждёт тот или иной соперник, и когда у тебя будут игровые «окна». На Кубке Москвы 2012 я, кстати, обжёгся на этом, сыграв в одном из туров не с тем соперником, и получив «техничку» от Виталия Кузьмина (тому это, впрочем, не сильно помогло, поскольку попали мы с ним в одну -3 – Лигу: он – с 13 места в группе, а я – с 14). А если ты ещё к тому же обладаешь и хорошим зрением – то … просто дух захватывает от открывающихся перед тобой головокружительных перспектив! Ну, например, ты можешь периодически подглядывать в тетрадочки других игроков, чем я, признаться, грешу (особенно часто в тетрадь Николая Смирнова, по содержанию которой можно «считать» информацию о том, в каком игровом тонусе он находится на момент очной встречи с тобой).

Латвийцев можно было безошибочно идентифицировать по схожей игровой манере – доведённым до автоматизма исполнением одних и тех же приёмов, причём как у седовласых мужей, так и безусых юнцов и даже одной девушки. Особое впечатление произвело то, как чётко гости с Рижского взморья исполняли приём, в котором я позже опознал «миликангас». Очевидно, что тут не обошлось и без моей наивности, поскольку, как бы эффектно не исполнялся тот или иной приём, опытный и знающий мастер после первого его применения оппонентом обязательно найдёт противоядие. Но то опытный мастер, а я, извините, только среди участников Кубка Москвы был 193 (а в мире на тот момент, страшно сказать, - под 771 «нумером»). В общем, не думаю, что гости из Латвии имели основание обижаться на моё негостеприимство, поскольку всем им я проиграл. А в группе они оккупировали почти все места в первой восьмёрке, которую разбавили Алексей Титов и Дмитрий Сапожников.

Дмитрий Сапожников и Алексей Титов – были безусловными фаворитами моей отборочной группы


Игра с Титовым получилась интересной тем, что по ходу я вёл со счётом 2:0, а в итоге проиграл 3:8. Игру с Сапожниковым не запомнил. Подозреваю, что он тоже (а счёт был, кажется, 7:0, и, как вы понимаете, не в пользу автора этих заметок). Игра, которую я хорошо помню, поскольку она была моей дебютном на том турнире, - с курянином Владиславом Чесноковым. Прошла она под страшным психологически прессом, вследствие чего я не показал и 30% своих, пусть тогда ещё довольно скромных умений. Ведя со счётом 2:0, умудрился проиграть (2:3) сопернику, который ни в чём меня не превосходил, а в итоге оказался чуть ли не на последнем месте в группе (223 место из 234 участников Кубка Москвы) – позор одним словом…

Но дальше разыгрался – кого-то даже обыгрывал с разницей в несколько шайб. Итоговое 14 место по очкам (о качестве моей игры не говорю) было страшно далеко не только от первой восьмёрки (как будто я претендовал на попадание в неё!), но даже и от 13 места, которое, как я уже писал выше, занял Виталий Кузьмин. Впрочем, по отношению к аутсайдерам группы у меня тоже был определённый очковый гандикап.

Попав таким образом в 3 лигу, я уже гарантированно получал большие рейтинговые очки, поскольку даже проиграв в ней всё и вся, в любом случае оказывался бы на более высоком итоговом месте, нежели мой номер при первоначальном посеве. Не скажу, что это меня сильно расслабило, тем более, что все эти вычисления с рейтингом были проведены мною уже постфактум, но получилось примерно так, как было описано выше – 23 место из 24 игроков в Лиге.

Скорее всего, моё попадание в неё было моим «потолком» и даже более того – скорее по уровню игры я соответствовал лиге ниже, в которой оказался мой верный Горыныч. Этот вывод можно было сделать не только исходя из итогового занятого мной места, но и чисто эмпирических наблюдений за соперниками по Лиге. В отличие от «отбора», где попадались ещё те «мастера», практически все мои визави по 3 Лиге уверенно исполняли приёмы, составляющие своего рода «джентльменский набор» нахоккера. Ну, может быть «выходы» - эта высшая математика Stigi – у них получалась не так уверенно, но в играх со мной этого умения особенно и не требовалось. Продержался я где-то первых два тура, в которых был непобедим (победа и ничья). Затем мои результаты стали постепенно ухудшаться – сначала плавно, когда я перемежал поражения с ничьими и редкими победами, а в конце концов всё рухнуло в «тартарары». Закономерные поражения от таких «крепышей», как Радченко и Павла Чурилина, сочетались с необъяснимыми провалами в играх с соперниками, которых я. При всём уважении, даже тогда не мог считать сильнее себя. Запомнилась «конфузия» в игре с Александром Шапиро,

оказавшемся в итоговой таблице (такое возможно!) даже ниже меня. При этом большую часть игры оба соперника (видимо представляя, что это была игра из категории как не быть «лузером из лузеров») только тем и занимались, что пытались придать шайбе максимальное ускорение. Лучше получилось у моего оппонента (5:2). И эта «поразка» долго сидела занозой в моём сердце, пока я не вырвал её на Moscow Open 2014 (4:2).

Запомнились и «две девицы под окном» - Эльвира Абасова и Таисия Анкудимова, игра которых оказалась для меня «неприятным сюрпризом» с точки зрения пополнения очкового багажа. Абасова так и вовсе меня «уничтожила», играючи расправившись со мной – 9:1. Очевидно, что это долг, который я намерен при первой возможности закрыть.

Надежда нижегородского нахока – Эльвира Абасова


Московская «бухгалтерия» оказалась такова:

Будаев:

Горин:

14 место в отборочной группе

16 место в отборочной группе

23 место в 3 лиге

17 место в 4 лиге

167 место из 234 участников

185 место из 234 участников


А победил на том, памятном для автора этого очерка, Кубке Москвы стал, ехавший в том же вагоне паровозика «Стига», что и я, Олег Дмитриченко. Тем самым российские нахоккеры прервали очень долго длившуюся для них серию неудач на этом турнире, поскольку последний раз отечественный мастер – Иван Захаров - побеждал на Кубке Москвы в … 2004 году.

Забегая вперёд, отмечу, что та победа Дмитриченко словно сняла лежащее на московском турнире топ-уровня для отечественных любителей нахока заклятие – следующие два розыгрыша Moscow Open 2014, на которых мне тоже удалось побывать (и каждый раз я совершал небольшой, но шажочек вперёд – 126 – в 2013, и 92 – в 2014), выигрывали россияне. В 2013 году на верхнюю ступеньку пьедестала почёта поднимался Александр Милорадов, а в 2014 году (свершилось! Вершина покорилась ему!) … ну конечно – Максим Борисов. Как же без него! Но об этих увлекательных состязаниях будет рассказано в следующих сериях. Наверное, если позволит здоровье и не оставит писательская муза.

Олег Дмитриченко снял с Кубка Москвы лежавшее на нём проклятие для российских мастеров настольного хоккея



BARBUS. Сертифицированная  установка сигнализаций.тел: 988-54-91 Яндекс.Метрика

Copyright © 2015-2019 bugor-team.ru . All rights reserved.

Разработка сайта: ilpon@mail.ru